Архитектура и наша школа

 

* Из статьи в журнале «Строительная промышленность», 1927, № 2, стр. 123—125.
 
На фоне быстрого роста промышленности — кризисов, колоссальных накоплений богатств и последней степени бедности пролетариата — развивалась современная нам архитектура. Она честно, как могла, служила двум главенствующим классам — мелкому буржуа и богатеющему промышленнику-капиталисту.
 
В результате — два пути, по которым шло развитие архитектуры: 1) путь индивидуалистических тенденций, анархического эстетствования личностей художника-архитектора и потребителя, путь, далекий от строгих форм и законов композиции, и 2) путь техники с ее «железными» законами полезности, экономичности и узкой утилитарности — путь попыток посредством математических и механических выкладок построить искусство архитектуры. Эти пути дали нам, с одной стороны, декадентство и модернизм, с другой — конструктивизм и дальнейшее его видоизменение — функционализм.
 
Консерватизм архитектуры, являющейся частично следствием тесной связи с материалом, с назначением, для которого сооружение предназначается, с бытом,— заставил ее отставать от темпа современной жизни. А удивительный прогресс во всех областях техники совершенно сбил архитектуру с толку, так что она не только не могла коллективизму нашей советской действительности что-либо предложить, но, наоборот, забыла то, чем она была единственно ценна во все времена — свои средства искусства организовать и оформлять объемные формы и пространство, рационально используя материальные средства и технические конструкции. Ведь только строить целесообразно умеет и чистая техника. Понятно, что отказ от искусства архитектуры мог только заставить или подражать этой технике, или заниматься конструктивистским романтизмом и революционной фразеологией.
 
Вот почему в такой переходный момент, который сейчас переживает русская архитектура, весьма существенным становится вопрос о постановке у нас архитектурного образования. Сможет ли наша архитектурная «смена» дать решение задач, поставленных русской общественностью, сможет ли она быть созвучной сущности и чаяниям современного потребителя. [...]
 
Архитектура должна перестать быть анархией индивидуалистических вкусов, толкований и чувствований, она должна стать научной ценностью, отчетливо выяснившей свои законы композиции и конструктивные принципы организации архитектурных форм и пространства (подобно искусству музыки). Эти основы архитектуры должны отчетливо сочетать в себе как формальную, так и общеидеологическую и материальные стороны, из которых слагается каждая архитектурная форма. Для этого архитектурное образование должно быть широко поставлено как в отношении изучения общественно-экономических и технических дисциплин, так и в отношении дисциплин художественных, базирующихся на биологических и физиологических основах нашего восприятия видимого. Ведь определенный цвет, форма и т. д. обладают определенной закономерностью, способной вызывать у зрителя определенные ощущения. Это не безразлично даже со стороны чистой полезности. Современная наука и практика теперь начинают весьма и весьма считаться, например, с тем, как окрашены рабочие мастерские, где расположен свет, ибо от этого зависит продолжительность сохранения рабочим Энергии и работоспособности. Завтра также будет учитываться сама форма этих мастерских, ибо форма, целесообразно воспринимаемая глазом, может беречь эту энергию еще дольше.
 
Эти мысли были сформулированы и вылились в новом психоаналитическом методе изучения искусства архитектуры. В основу метода был положен экспериментальный анализ свойств и качеств архитектурной формы и формальных архитектурных принципов и законов. Аналитический характер метода не только должен был научить учащегося полно разрешать поставленные задачи, но и приучать к действию, а не созерцанию. [...]
 
Хочется верить, что наша «смена» правильно поймет задачи, поставленные перед архитектурой нашей современностью. Наш потребитель архитектуры — народная масса (не классы) — нуждается не только в целесообразных сооружениях, но и в сооружениях одновременно радостных, закономерных и зрительно выразительных. Нужны не только сооружения с ярко выраженным режимом и функциональным размещением помещений, но и формально и идеологически понятные и убедительные.
 
Хочется думать, что, минуя большие отклонения от прямой линии искусства архитектуры, новые архитектурные силы приведут нас к монументальному стилю современности, который не будет бояться ни уклонов в сторону эстетствующей техники, ни в сторону кажущейся бездушности формализма. Это будет здоровый и эстетический стиль.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).