Об архитектурном облике восстанавливаемых и вновь строящихся городов

 

1944 г.
 
[...] При восстановлении наших городов нельзя руководствоваться старой схемой планировки разрушенного города.
 
Надо вновь найти образ каждого из восстанавливаемых городов, выявить его своеобразное архитектурное лицо. При этом необходимо использовать опыт великих эпох прошлого и опыт современного градостроительства.
 
Определяющим фактором при этом должен быть характер восстанавливаемых городов и природа, среди которой город расположен. Особое внимание следует обратить на пластическую «скульптурную» связь города с окружающей местностью. В целом ряде городов нужно использовать рельеф местности, буквально «лепить» город в натуре, так же как сооружались, по всей вероятности, наши старые русские города. Расположение города вдоль реки, на берегу моря или на равнине должно оказать существенное влияние на композицию города.
 
Наряду с этим необходимо бережно и любовно подходить к архитектурному наследию, которым обладает город, если его памятники сохранились в какой-либо степени и обладают значительной художественной ценностью.
 
В особенности это относится к таким древним русским городам, разрушенным немцами, как Киев, Чернигов, Новгород, Смоленск, пригородам Ленинграда, центру Калинина и другим. Охрану архитектурного наследия при восстановлении наших городов необходимо при этом сочетать с требованиями, предъявляемыми к нашим современным городам.
 
Выявить архитектурный образ восстанавливаемого города — значит решить архитектурную композицию данного города. Большую роль при этом играет правильное и гармоничное взаимоотношение двух основных элементов города — массы жилых построек и главных общественных зданий, а также правильное и гармоничное архитектурное оформление площадей, магистралей, зеленых насаждений, парков и т. д.
 
Центральная часть города должна иметь особенно выдающееся значение в его архитектуре, так как центральная группа главных городских зданий и площадей является основным ядром архитектурной композиции города.
 
Законченное архитектурное оформление города должно характеризоваться также целостными и интересно оформленными подъездами к городу, причем особое внимание должно быть обращено на архитектуру и озеленение железнодорожных подъездных путей и на архитектуру железнодорожных зданий. Вспомним, как неинтересно, антихудожественно, захламленно выглядят почти во всех городах мира подъезды к ним.
 
Архитектор должен сделать из периферии города привлекательнейшую по архитектуре и озеленению часть его. Нужно слова «окраина города» вычеркнуть как архитектурное понятие.
 
В самых общих чертах можно разделить наши крупные города на несколько групп (столичные города требуют в своем архитектурном оформлении особого подхода).
 
В 1-й группе, с населением в 500 000 жителей и больше, должно быть создано несколько «опорных» архитектурно значительных ансамблей, которые должны быть подчинены главной, центральной части города.
 
Во 2-й группе городов, насчитывающих около 200—300 тысяч жителей, с меньшим числом районов, естественно, будет меньшее число опорных ансамблей.
 
В 3-й группе городов, с количеством жителей примерно в 100 000 человек и меньше, необходима всего лишь, может быть, одна опорная архитектурно-монументальная часть города, с дополнительными ансамблями по районам города. [...]
 
[...] При такой классификации городов нужно иметь в виду, что значение города не всегда соответствует его размерам: малые города могут иметь иногда большое политическое, экономическое и историческое значение в жизни страны, что должно быть отражено и в архитектурном образе данного города *. [...]
 
* Из статьи «Восстановление наших городов и задачи архитектуры» в газете «Известия», 1944, 12 сентября.
 
1945 г.
 
[...] Новороссийск — характерный южный город, расположенный амфитеатром среди прекрасной природы, на фоне горных отрогов, спускающихся к морю. Мы поставили себе задачу органически вкомпоновать город в пейзаж и выявить лицо будущего Новороссийска, обращенное к морю. В основу проекта было положено стремление решить порт не только с технической стороны, но и включить его в ансамбль всего города. [...]
 
[...] Прежний Новороссийск [...] был отрезан в своей городской застройке от моря. Восстанавливая город, мы тесно связываем город с морем, создавая у берега моря главный городской центр с выходящей на море аванплощадыо и с центральной площадью, на которой расположен главный ансамбль общественных зданий города (железнодорожный и морской вокзалы, культурные и административные здания). Главная парковая магистраль города, соединяющая Цемесский парк с берегом моря, объединит основные площади с расположенными на них архитектурными ансамблями (театральную, спортивную, главную). Парковая магистраль и соединенные с ней ансамбли образуют основной архитектурно-композиционный стержень города.
 
Новороссийск, крупный советский портовый город, задуман как парадные въездные «ворота» в Советскую страну. С моря на далеком расстоянии будут открываться перспективы центральной площади и главного ансамбля Новороссийска. При приближении к городу с моря все более отчетливо будут вырисовываться остальные ансамбли города *. [...]
 
* Из  статьи «Проект восстановления  Новороссийска». — Сб. «Вопросы  восстановительного строительства. Материалы VI сессии Академии архитектуры СССР», Изд-во Академии архитектуры СССР, М., 1945, стр. 33—34.
 
 
1971 г.
 
[...] В минувшем [...] году (1970 г.—И. Э.) была завершена крупнейшая работа московских градостроителей: на рассмотрение и утверждение правительства передан проект нового Генерального плана развития Москвы, разработанный на расчетный срок 25—30 лет. Этот проект имеет исключительное значение для настоящего и будущего Москвы. [...]
 
[...] Проект нового Генерального плана — большой шаг вперед по сравнению с Генеральным планом 1935 года. В новом плане учитывается богатейший опыт социалистической науки градостроительства — самой передовой и гуманной. [...]
 
[...] Возникает вопрос о содержании столичного центра и его размерах. По нашему мнению, пора ввести в обиход термин «главный центр столицы» и подразумевать под этими словами территорию, объединяющую вокруг Кремля отдельные сооружения и ансамбли зданий общегосударственного и международного значения.
 
В течение столетий Москва развивалась как город с радиально-кольцевой структурой. Не считаться с этой структурой сложившегося городского организма с многомиллионным населением не представляется возможным, да это и нецелесообразно.
 
Чему жизнь отдаст в далекой перспективе предпочтение — тенденциям линейного развития города или кольцевого,— сегодня сказать трудно. Но очевидно, что и те и другие могут развиваться в гармонической взаимосвязи, исходя из существующей структуры города. И основой его является исторически сложившийся центр.
 
Нам представляется неверным развивать главный центр на всей территории в пределах Садового кольца, хотя отдельные магистрали будут являться элементами столичного центра. Когда пытаешься представить себе пространство главного центра будущей Москвы, то при любых композиционных вариантах возникает одна общая мысль: это пространство надо сделать сомасштабным с человеком, с пешеходными возможностями. Кроме того, оно должно визуально восприниматься как гармоничное целое.
 
Одним из ярких примеров беспринципной организации городского пространства является знаменитый нью-йоркский Бродвей. Улица, пронзившая на много километров тело города, чересполосица зданий, отсутствие всякой попытки создать соразмерное человеку пространство и раскрыть ему город — все это создает, несмотря на ухищрения рекламы и оформления, впечатление монотонности и хаоса. Огромное число небоскребов подавляет, а не возвеличивает человека. Недаром великий художник слова Максим Горький образно показал, что такое «город желтого дьявола».
 
Самобытная отечественная архитектура, как и мировые памятники архитектурного искусства, являет примеры принципиально иного, вдохновляющего воздействия архитектурных сооружений на человека. Стоит лишь вспомнить архитектуру Владимира, Новгорода, Московского Кремля.
 
Искусство архитектуры должно поднимать, возвышать человека. Тем более это должно относиться к архитектуре коммунистического общества. Нельзя забывать о том, что создаваемое нами сегодня будет служить советскому народу в эпоху коммунизма. [...]
 
[...] Первостепенное значение имеет выбор правильного направления в решении архитектурно-художественных вопросов застройки территории центра Москвы, который мы назвали главным центром в отличие от центров планировочных зон.
 
В значительной степени территория главного центра нашей столицы к настоящему времени застроена в предшествующие времена, и многие крупные и общественные и административные здания существуют и сегодня. Но мы говорили о Москве будущего. Кроме того, известно, что самые главные здания еще будут воздвигнуты. Это, например, монумент В. И. Ленину, комплекс государственных и партийных учреждений, Музей В. И. Ленина, Музей Октябрьской революции. [...]
 
[...] Архитектура столицы, и тем более ее главного центра, призвана стать ядром, организующим композиционным началом вечно живого и цельного городского организма. [...]
 
[...] Особое значение имеет создание комфортабельных условий для пребывания человека на территории главного центра; пешеходам надо обеспечить преимущественные условия, предусмотрев в определенных местах зоны, недоступные обычному пассажирскому и грузовому транспорту. В подземном пространстве центра надо предусмотреть тоннели скоростного транспорта и автомобильные стоянки, а также отдельные предприятия службы быта, торговли и др. * [...]
 
* Из статьи Б. Иофана и В. Обросова-Серова «Центр столицы. Каким ему быть» в журнале «Строительство и архитектура Москвы», 1971, № 4.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).