Планировка и благоустройство поселков

 

Из книги «Планировка и благоустройство поселков», М., 1931, стр. 5, 33, 50, 54, 55, 56—57, 88, 97, 98.
 
[...] Вопросом архитектурной прорисовки поселкового плана многие совсем не интересуются (а экономически она иногда считалась даже вредной). Но близко время, когда важность архитектурного подхода покажет свое значение совершенно так же, как это случилось с планом квартирной ячейки типового элемента многоэтажного дома. Большое количество неудачных типовых проектов доказало свою несостоятельность именно в смысле экономическом и показало необходимость найти простые и прорисованные типовые решения. Эта простота и ясность планировки являются результатом чисто архитектурных методов, и их значение в компоновке целых ансамблей жилых домов, конечно, не может долее оспариваться. [...]
 
Схема небольшого поселка представляется в форме одной магистральной улицы, более парадной и широкой, с устройством древесных насаждений или бульваров, одной или двух проезжих улиц поперечного направления и сети замкнутых жилых улиц, не имеющих сквозного проезда. Необходимо, чтобы все улицы имели застройку с двух сторон, и, таким образом, к внешним границам поселка всегда должны выходить задние стороны строительных участков.
 
Начертание уличной сети зависит от рельефа местности и может быть прямолинейно и криволинейно.
 
Прямолинейное направление дает более стройную систему планировки, удобную для разбивки правильных и ровных участков, что, однако, особо важного значения совершенно не имеет. Оно удобно для движения и дает кратчайшие расстояния. Но прямые улицы не всегда хорошо приспосабливаются к рельефу и к внешним неправильным очертаниям границы поселка.
 
Криволинейное направление, наоборот, хорошо приспосабливается к этим очертаниям и к рельефу места и является необходимым на больших уклонах. В архитектурном ансамбле поселка они дают интересные решения и являются излюбленными во всех английских планировках. У нас они подвергаются преследованию и иногда даже запрещению, и их не любят многие планировщики из-за необходимости хорошего графического исполнения и некоторых Затруднений в разбивке участков и, в особенности, в перенесении этой разбивки на натуру, где требуется строить кривые по многим точкам вместо весьма легкой пробивки прямой по нивелиру.
 
Этим и объясняется главным образом наша излюбленная манера разбивать поселки по клетчатой системе, удобной для чертежника и землемера, но крайне неуютной, неархитектурной и плохо приспособленной к местным условиям.
 
Удачное сочетание прямых и слегка закругленных улиц дает плану лучший рисунок, который в натуре отражается в форме удачных и характерных положений зданий, свойственных хорошо выполненному поселковому плану. [...]
 
При устройстве садов и палисадников следует избегать большого количества узких извилистых дорожек, крутиться по которым ни для кого не составляет удовольствия. Большинство наших садов и даже городских скверов в разбивке плана отличаются безыдейностью и безвкусием, незаметными только благодаря большой красоте растущей зелени и цветов, которая все искупает. Дорожки лучше делать прямые, разбивая цветник на правильные фигуры, и достаточной ширины для прохода рядом двух человек. Деревья и кусты должны распределяться группами в зависимости от их будущей высоты и массивности кроны. Необходимы также живые изгороди и свободные ровные газоны-лужайки. [...]
 
Необходимо также помнить, что садовое искусство создает свои произведения постепенно, по мере роста растительности, и заключается в предвидении того, что получится через 10—15 и более лет, и не может ничего создать одним махом в один прием приложения работы. [...]
 
Одним из главных зол нашего поселкового, да и вообще жилищного строительства является их более чем слабая архитектурная проработка, причем нередко замечается не только полное пренебрежение к архитектуре, но иногда даже какое-то особое преследование всего внешне привлекательного, как чего-то вредного и никому не нужного.
 
У многих сложилось убеждение, что все, что красиво и привлекательно, непременно дорого и нерационально. [...]
 
Не говоря уже о дикости такого положения, когда другие искусства — музыка, балет, театральное дело — в очень большой степени, живопись и графика — в значительно меньшей, поддерживаются и поощряются всюду и везде, архитектура — «знатнейшее», по старинному выражению, из всех искусств подвергается гонению. Помимо этого, здесь неожиданно для всех утилитаристов-строителей, делаются весьма крупные ошибки и в области рационализации строительства.
 
Знаменитый во всей Европе английский планировщик Раймонд Унвин, интересующийся строительством в СССР, обратил внимание на ослабление архитектурного начала в наших планировках и написал по этому поводу специальную статью, в которой указывает, что художник есть в то же время и рационализатор и что сколько бы ни изучать нормы, правила и разные потребности плана теоретически, для осуществления их в проекте совершенно необходимо приложение художественного воображения, которое только одно быстро и верно дает чувствовать все свойства планировки и ясное представление о том, как это будет в натуре.
 
К сожалению, эти неоспоримые истины остаются непонятными для многих строителей, как непонятно, что такое белый цвет для слепого, и можно нередко встретить самое скептическое и даже злобное отношение ко всякого рода «фантазиям».
 
К сожалению, очень значительная вина в этом унижении архитектуры падает также и на самих архитекторов. Многие из них не интересуются и пренебрегают внимательным отношением к деталям и подробностям, занимаясь более оригинальничаньем и стремлением ко всякого рода «творчеству» весьма сомнительного достоинства и обязательно в грандиозном масштабе. [...]
 
В результате — полное отсутствие у нас в реальной действительности какой-либо приемлемой поселковой архитектуры. [...]
 
[...] Архитектура поселка есть всего менее архитектура отдельных домов. Это есть искусство архитектурного пейзажа, его художественной организации, которая не только не потребует излишних средств, а, наоборот, сократит различного рода излишества, являющиеся неосмысленным стремлением к имитации города, которая нередко оправдывается «будущими» потребностями поселка, чем ясно подчеркивается ненужность их в настоящем. [...]
 
Архитектура поселка есть [...] также и композиция его в целом, отыскание красивых и пропорциональных размеров жилых домов, улиц, организация застройки кварталов и чисто пейзажное искусство распределения масс [...] зданий и групп зелени, которые в общем должны дать обворожительную картину жизни среди цветов и природы. [...]
 
Одним из главных условий логичности архитектуры поселка является хорошее приспособление его плана к местным условиям и использование всех тех природных хороших данных, которые в этом месте имеются. В этом смысле большинство планировок обладает громадными недостатками. Очень часто для поселка выбирают непременно ровное место, зачастую влезая для этого в болото. Участки разбиваются непременно прямоугольные, а улицы — прямые в клетку. Почему-то считается, что для поселка удобнее всего гладкое пустопорожнее место, на котором все будет сделано заново. На самом деле такое место удобно только для совершенно бездарного планировщика, который видит перед собой лишь бумагу и различные размеры. Для него, конечно, удобнее всего, чтобы и сама местность представляла собой отражение такой бумаги, то есть не имела бы неровностей, ни каких-либо кустов, деревьев и т. п., что будет мешать проведению улиц по простой прямой линейке и вносить в план всякого рода «нерациональности». Наоборот, такая местность будет лишь убийственно действовать на воображение архитектора-художника, который, начертив ряд плоских геометрических фигур, никогда не будет чувствовать удовлетворения ими, ибо перед ним не было задачи, которую следует разрешить, и все решения не будут иметь под собой почвы, в них не будет естественности и природной красоты. [...]
 
При той победе над расстоянием, которая (...] одержана современной техникой благодаря обладанию легкодоступными средствами передвижения, надо ожидать разрешения проблемы жилища в горизонтальном, а отнюдь не в вертикальном направлении. Мы будем иметь постепенное образование вокруг больших городов обширных пригородов, городов-сателлитов, укрупненные деревни, постепенное более равномерное распределение масс населения по всей территории страны и сообщение их между собой также по горизонтали. [...]
 
Без детального, мелочного изучения всех подробностей дела все равно немыслимо никакое массовое, стандартизованное строительство. Прежде чем сделать какой-либо объект предметом массового фабричного производства или стандартизации, этот объект должен быть идеально разработан во всех мельчайших подробностях. Иначе вместо единичных случаев плохих решений мы получим массовое появление плохих, неэкономичных и нерациональных жилищ. При этом чем они будут солиднее и капитальнее, тем более тяжелым наследством они останутся для будущего социалистического строя, и их предполагаемая рентабельность благодаря моральному износу, на который совершенно не обращают внимания поборники укрупненного строительства, превратится в тяжелую, подлежащую оплате в течение 60—80 лет, обузу, от которой трудно будет избавиться. [...]
 
Жители окажутся в весьма незавидном положении в продолжение не менее 80 или 100 лет, на которые будет рассчитана амортизация затраченного громадного капитала, достаточного для сооружения вдвое большей жилой площади с ее амортизацией на 20—25 лет, после чего все здания могут быть безболезненно заменены новыми, более совершенными типами, а потомство получит еще богатые зеленые насаждения, ценность которых никогда не может быть аннулирована, ибо растительность требует долгого времени для своей культуры и, без сомнения, в будущем будет чрезвычайно цениться и охраняться. [...]
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).