О клубах

 

* Подборка из разных рукописей, в которые включен, в частности, текст из пояснительных записок к проектам. 1920—1960-е гг.
 
Архитектурная идея построенных мною современных зданий клубов и дворцов культуры состояла в экстракте тесного общения людей при их разновидных стремлениях друг к другу.
 
Обычное здание клуба состоит из главного зала и ряда других залов-комнат. Так построен бывший Немецкий клуб и другие существующие клубы.
 
Новый же быт, современный, требует от строителей и новых форм архитектуры, поэтому принципиальную сторону клубного дела следует уточнить и выразить ее конкретно.
Построение архитектуры
 
Чтобы приучиться быть общительным, работа ведется не в отдельном изолированном помещении, а на открытой арене, на публичных глазах масс, следовательно, в здании должна быть система залов.
 
Разнообразный вид жизни клуба: политика, оборона страны, хозяйственное строительство, история родной культуры, добровольные общества, наука и техника, искусства, театр, кино, игры, спорт, быт и т. д., не может вестись в объеме одного зала. Этой потребности может ответить лишь система залов.
 
Для проведения зрелищ с полной нагрузкой нужно иметь разного объема залы по количеству собравшихся — опять этой потребности удовлетворит только система залов.
 
Система залов действует как по роду работ, так и по количеству участвующих, отсюда архитектура современного клуба состоит из механизированных форм интерьера *.
 
* Во всех семи проектах клубов Мельниковым  были предложены разные способы трансформации зрительных залов, оставшиеся в строительстве неосуществленными или («доведенными до конца. Предложения Мельникова, совершенно оригинальные и  поражающие многообразием, одновременны с получившим широкую известность проектом трансформирующегося «Тотального театра» В. Гропиуса.
 
Внешний вид здания должен быть экспрессивно-индивидуальный, резко отличаться от всех других зданий другого назначения. [...] «Клуб». Я не вижу в нашей современности более чистой темы для Архитектуры, чем, даже, если это, скажем, театр, или кино, или даже «Дворец».
 
У нас в двадцатых годах в эту тему вкладывались (по крайней мере я так думал) «се высшие стремления интеллектуальной жизни человека, человека-личности, и сооружения клубов являлись бы индивидуалистами на общем фоне городской застройки.
 
Началом такой серии моих построек были два проекта для Союза коммунальников — треугольник для здания клуба им. Русакова на Стромынке и пять всеченных на 1/3 друг в друга цилиндров для клуба им. Зуева на Лесной. Идея архитектурного всечения цилиндров в этом объекте осталась лить в проекте, и я осуществил ее в собственном доме.
 
Историческое здание клуба им. Русакова имеет всего-навсего 17000 куб. метров объема и вмешает 1200 человек в зрительном зале с оборудованной сценой и рядом клубных помещений. Это первая у нас постройка с дерзким осуществлением в натуре четырех с половиной метров свесов-консолей с живой нагрузкой. Железобетонная рама, ее глубоко заложенный ростверк с большим выносом его вперед здания, была гигантской ступней великана. Созданные им висячие залы-аудитории трансформируются внутри здания с общим залом клуба. Какая же мне представляется жизнь в жизни живого объема этой Архитектуры?
 
Не подражание индустриальным формам создало этот объект, а треугольник сжатой красоты был миром моих «подражаний» — он и только его архитектурная гармония разлилась по всему объему здания в чудовищных ракурсах громовой симфонии *.
 
* Существует многолетняя традиция видеть в клубах Мельникова подражание машинным формам; так архитектуру клуба им. Русакова «объясняли» как... изображение шестерни. Взгляды Мельникова на архитектуру и роль архитектора свидетельствуют о полной надуманности подобных утверждений.
 
Дальше Союз химиков мною завладел, еще четыре клуба я для них построил. Клуб им. Фрунзе на набережной против Ново-Девичьего монастыря по объему из меньших самый маленький — 3500 куб. метров. Его зрители поднимаются в его миниатюрном зале па три яруса, из них нижний ниже партера, служит, когда нужно, как фойе. В настоящее время этот объект застроен и затиснут от Москвы-реки задворками.
 
На открытом угловом участке Девичьего поля на Плющихе раскинулось дугою здание клуба завода «Каучук». В нем зрительный зал заключен в полуцилиндр с тремя ярусами-балконами, с кривой одного радиуса и одинаково удаленными от портальной стены сцены. При таком равенстве размеров я мыслил пол скользящим, как подъемник, от балкона к балкону по вертикали — тем самым уменьшая или увеличивая количество зрителей в залах.
 
Укомплектованная концепция разместила в 13 500 м3 объема залов на 800 зрителей, размерный спортзал и комплект комнат. Вестибюль с кассами — отдельный объем, что теперь делают другие через сорок лет.
 
Клубу для фарфоровой фабрики в Дулеве под Москвой отведена парковая зона, и, в отличие от зданий для города, это здание раскинулось, врастая в окружающую природу. Но и оно не избежало авторского увлечения архитектурной экономикой. В центре соединенных корпусов круглая аудитория при желании включается как большой балкон зрительного зала. Объем = 14 500 м3, зрителей 750 чел. + 250 чел.
 
Клуб фабрики «Свобода», наименованный теперь Дворцом культуры им. Горького на Вятской улице. Композиционная идея оказалась в нем противоположной перечисленным клубам: если в тех предыдущих механическая форма архитектуры состояла в интеграции помещений, то во дворце на Вятской улице зрительный зал Запроектирован удлиненной эллиптического сечения цистерной, которая разрезалась опускной стеной пополам на «кино» и «театр» со всей сложнооборудованной сценой. Эллиптическая конструкция перекрытия зала одновременно служила и перекрытием нижнего, без колонн, зала-фойе; в зазорах нижнего пояса фермы намечался бассейн учебного плавания. Новая конструктивная мысль (единая конструкция двух перекрытий), однако, не обрела сторонников в утверждающих инстанциях, и я, с болью в сердце, заменил эллипс граненой формой и пандусы заменил лестницами.
 
* Дворец культуры им. Горького — наиболее искаженное перестройками сооружение Мельникова. Снесенная наружная лестница позднее восстановлена на другом месте.
 
Для строительства клуба «Буревестник» Союза кожевников я получил участок узкий с косой линией. Хорошо, что косая: прямые углы построенного мною здания отрезали по улице треугольник, образовавший фасадное пространство с массивным монолитом стены сцены, и узорный кристалл пятилистника оказался на мысе треугольника — так обратилось препятствие на пользу архитектурной пластике. Здание объема 16000 м3 вмещало зрительный зал на 700 мест, объединяющийся через раздвижную стену со спортивным залом, который в свою очередь через люк в полу сообщается с бассейном, расположенным под партером в центре зала-фойе.
 
Работав над клубами без устали, одурманенный быстрым смещением идейных вдохновений, я могу только пожалеть сейчас, уже охлажденный, о несовпадении во времени горячего пыла фантазии с тугим младенчеством техники реального осуществления.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).