Из рецензии на книгу Г. К. Лукомского «Старый Петербург. Прогулка по старинным кварталам столицы»

 

Опубликована в «Архитектурно-художественном   еженедельнике», 1917, 10  мая,   №  15—17, стр. 99—100; Георгий Кресцентьевич Лукомский (1884—?) — архитектор, критик и историк архитектуры, апологет ретроспективного  направления, отдавший много сил популяризации русского классицизма и неоклассицизма в зодчестве конца 1900-х и 1910-х гг.
 
В последние годы интерес к художественному облику нашей сто¬лицы в ее прошлом, впервые поднятый деятелями «Мира искусства» (с Александром Бенуа и Е. Лансере во главе), захватил значительные слои «большой публики» [...] В рассматриваемой небольшой книге автор задается специальной целью в популярном изложении остановиться не столько на общеизвестных и общепринятых произведениях зодчества... сколько обратить внимание на милые остатки старины в виде ряда более скромных сооружений — небольших особняков, мостов, гауптвахт, беседок и т. д. [...]
 
* Евгений  Евгеньевич Лансере (1875—1946) — живописец,  художник-монументалист, мастер  оформительской и  станковой графики, принадлежал к младшему поколению мастеров «Мира искусства». В творчестве конца 90-х — начала 1900-х гг. и в 1909—1913 гг. много внимания уделяет теме старого Петербурга.
 
[...] С известной точки зрения книга Г. К. Лукомского имеет [...] не внешний недостаток. Если стоять на страже интересов современности и искать в прошлом восприятий, облагораживающих архитектуру современную, то приходится сказать, что автор слишком уж восторженно относится ко всему, что старо, без должной критической оценки. Можно, например, признавать своеобразную прелесть и исключительный характер здания, именуемого дворцом Бирона (на Тучковом Буяне — автор этому зданию уделяет исключительное внимание), но надо же отдать себе отчет, что эта красота во многом случайна, красота массы как таковой, красота руины (или недостроенного здания).
 
Кроме того, нам кажется, что как архитектор Г. К. Лукомский должен был бы в своем труде хоть сколько-нибудь отметить несовершенство технических приемов, которое допущено в большинстве наших старых зданий начиная с эпохи Петра. Несомненно, что сама бутафорность этих приемов, неразрывно связанная с поворотом истории, требовавшим грандиозного, скорого и «по виду» западного строительства, характеризует время и имеет потому свое художественное значение; однако зодчество страны, далекое от традиций, мало связанное с ее бытом, да осуществляемое к тому же, в отличие от западных образцов, нецелесообразными, «нехозяйственными» средствами (на фасадах штукатурные русты, штукатурка по дереву, гипсовые кронштейны на гвоздях, дранка по камню карнизной плиты и пр. и пр.), не могло в массах населения внушить достаточного уважения и любви. Восприятие архитектуры, лишь отвлеченно прекрасной, было уделом немногих. Не отсюда ли те акты «вандализма», которые постепенно и, поскольку мы имеем дело с мелкими строениями, неизбежно стирают с лица земли эти теперь нам милые остатки старины? Их нужно изучать, по возможности беречь, но, отдав дань уважения, не к ним надо обращаться как к образцам, не в них видеть идеалы строительства.
 
В противном случае так легко договориться до «ненавистного», по выражению Г. К. Лукомского, трамвая, что-то как будто нарушающего, и дойти до отрицания тех требований жизни, которые одни нам помогут, а рано или поздно нас и заставят найти подлинные формы современного зодчества.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).