Вопросы архитектурного мастерства

 

* Из доклада, подготовленного А. В. Власовым для одного из пленумов Правления Союза архитекторов СССР, который предполагалось провести в 1962 г. Смерть не дала возможности Александру Васильевичу его прочесть. Печатается по рукописи.
 
В связи с анализом нашей архитектурной практики возникает ряд принципиальных вопросов, касающихся творческих задач, стоящих перед архитекторами. Какой же вопрос следует считать главнейшим?
 
Бесспорно, это вопрос о совершенствовании архитектурного мастерства. Без мастерства, заложенного в проектах, нельзя обеспечить ни высокого уровня быта в новых домах, ни достигнуть тесной взаимосвязи искусства с современной высокой техникой.
 
Мастерство зодчего в своей основе — явление синтетическое, поскольку оно слагается из целого ряда условий. По их совокупности следует оценивать деятельность того или иного архитектора и судить о степени его творческого мастерства.
 
Оценивая творчество советского архитектора, прежде всего необходимо определить степень заботы зодчего об интересах жизни и быта советских людей, для которых возводятся новые жилые дома, школы, лечебные учреждения и здания другого назначения. Это основное условие, главная цель творчества.
 
По всей практической деятельности архитектора иди по его отдельным работам следует судить и о том, в какой степени творчески подходит он к осуществлению политики индустриализации строительства, является ли он проводником новаторских тенденций в этом большом, принципиальном деле.
 
По работам архитектора можно судить об уровне его знаний в вопросах архитектурного искусства и классического наследия, глубоко или поверхностно знает архитектор те богатства, которые созданы человечеством, идет ли он по пути внешнего подражания, или глубоко понимает предмет, опираясь на философию классики и опыт прошлого,— творит новое.
 
Произведения архитектора раскрывают его художественную культуру) свидетельствуют о его художественном вкусе.
 
Говоря о мастерстве архитектора, крайне важно оценить влияние, которое его творчество оказывает на практику, т. е. рассматривать общественную значимость этого творчества. Если мастерство художника полноценно, содержательно и глубоко поднимает все вопросы жизни, то оно способно плодотворно влиять на творчество других архитекторов. Такое искусство позволяет мастеру сознательно направлять коллектив, которым он руководит. Именно при этих условиях рождается творческая архитектурная школа.
 
Истинное мастерство обязательно связано с талантом. К этому дару мастер должен относиться бережно и в то же время очень требовательно, сознавая огромную ответственность, которую он несет перед обществом как талантливый человек.
 
Очевидно, что назвать архитектора мастером — значит предъявить к его творчеству высокие и разносторонние требования. Однако мы зачастую присваиваем людям это высокое профессиональное звание и сохраняем его, как пожизненный «титул», вне зависимости от последующего творческого пути архитектора. А ведь бывает, что у заслуженного человека, мастерство которого получило в свое время признание, появляется легковесное отношение к творчеству, при котором мастер перестает дорожить своим именем. Он перестает задумываться над тем, что здание, им построенное, остается в веках, что в конце концов подлинную и объективную оценку его творчеству дает время.
Сделаем попытку рассмотреть с этих позиций некоторые явления, сопровождающие нашу архитектурную практику. К ним относится, например, эклектизм — явление, противопоказанное существу архитектурного мастерства.
 
Само это понятие, означающее беспринципное, механическое объединение разнородных идейных направлений, взглядов, теорий, и объявление полученного смешения «точкой зрения» может быть распространено на деятельность лишь тех архитекторов, которые в процессе исканий проводят, подчас с известным умением и даже талантом, определенную творческую линию.
 
В этом отношении нужно ясно отграничить эклектические тенденции от простого подражательства, от проявлений дурного вкуса и низкой архитектурной культуры.
 
Возникновение эклектизма в творчестве ряда архитекторов, в том числе и ведущих, объясняется тем, что к своим исканиям нового они зачастую подходят не принципиально, а лишь с позиций эмоционального отношения к решению задачи. При этом речь идет не только о смешении архитектурных стилей, но и о соединении без всякой внутренней связи содержания и внешних форм архитектурных сооружений, об использовании творческих приемов, противоречащих технике современного строительства.
 
По существу, источники эклектизма в нашей практике заключаются в поверхностном, неглубоком отношении некоторых деятелей архитектуры к проблемам освоения и использования архитектурного наследия. Особая опасность этого явления для нашей практики заключается в том, что недостатки проектов, возникающие вследствие эклектического подхода к творчеству, в условиях массового строительства могут приобрести и приобретают широкое распространение.
 
Эта опасность усугубляется, когда носителями эклектических тенденций являются произведения мастеров, чье творчество подчас служит предметом подражания.
 
Для эклектизма характерно чувственное отношение к архитектурному искусству. При этом архитектурная форма рождается не как следствие композиции, обусловленной социальными и градостроительными задачами, а как результат заранее предопределенного образа, отвечающего вкусам и чувствам автора. Мы, безусловно, за чувство в искусстве, но в условиях архитектурного произведения оно должно быть введено в рамки монументальных задач. [...]
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).