Наше творческое кредо

 

* Из тезисов творческого отчета П. А. Голосова о деятельности 9-й архитектурно-проектной мастерской Моссовета, сделанным им два года спустя после ее образования — в 1935 г. Личный архив П. А. Голосова, принадлежащий его супруге Н. А. Голосовой.
 
[...] От мастерской потребовалось в первый же период существования декларативное выявление своего творческого лица (кредо), которое вскоре было выработано коллективом и положено в основу его работы. Это обстоятельство нельзя не упомянуть потому, что основные его моменты актуальны и до сего времени и, думается, с некоторыми незначительными поправками могут быть положены в основу нашей дальнейшей работы.
 
[...] Архитектура всех времен и народов начиная с древнейших эпох всегда была отражением своей эпохи, выражая в своих архитектурных формах специфику быта и идеологию правящего класса. Советская архитектура призвана решать новую, не бывшую раньше, тематику, выдвинутую социалистической революцией (например: Дворцы Труда, Дома Советов, целые социалистические города, новое жилище и др.), должна говорить новым языком, отличным от известного нам раньше. В решение должны быть введены новые элементы, характеризующие и характерные в эпоху коммунизма.
 
В этой ответственной и сложной работе по созданию советской архитектуры необходимо критически использовать весь опыт, накопленный веками (культурное наследие прошлого), включая в орбиту изучения не только моменты композиции и оформления здания, но и все достижения науки и техники не только прошлого времени, но и в настоящий момент.
 
Критически использовать культурное наследие прошлого, это не значит повторять внешние признаки различных архитектурных стилей прошлого, но изучать основные композиционные принципы архитектуры прежних веков, позволявшие мастерам далекого прошлого создавать в высшей степени выразительные, созвучные своей эпохе произведения.
 
Нелепо и не нужно целиком переносить Парфенон, Пантеон или палаццо Ренессанса в наши условия, но нужно и важно изучать способы, какими достигнута их выразительность, и применять эти способы при создании нашей новой, советской архитектуры.
 
Таким образом, овладеть архитектурным наследием классики — значит критически переработать уроки его великих образцов, а не пассивное заимствование отдельных форм, архитектурных деталей и проч.
 
Большим мастерам искусства присуща общая черта — стремление к простоте, выражению задуманного образа минимумом средств. Решение, в котором идея автора раскрывается простыми и лаконичными средствами, достигается с большими трудностями; путь простоты — путь наибольшего сопротивления. Однако только этот путь ведет к успеху и получению предельно выразительного правдивого образа. Поэтому это стремление должно лечь в основу каждой композиции.
 
В наше время, когда мы имеем дело с проектированием и реконструкцией городов, а в частности [...] Москвы, приобретает особую важность работа над проблемами ансамбля. Переход от проектирования и строительства отдельных домов к созданию целостных ансамблей является в настоящее время важнейшей задачей советской архитектуры. Нигде в мире архитектор не имеет возможности создавать по единому плану целые районы города. Это требует глубокой перестройки всего мышления архитектора и его творческих методов. Насколько трудна эта задача, показывают примеры нашей недалекой действительности.
 
Понятие архитектурного ансамбля не имеет ничего общего с однообразием архитектурного облика, с его монотонностью.
 
Классические примеры архитектурных ансамблей прошлого говорят о том, что можно добиться архитектурной целостности улицы или площади при большом разнообразии отдельных сооружений, входящих в ансамбль. Для примера можно вспомнить хотя бы ансамбль центра Ленинграда, где работы разных мастеров, созданные в разное время, в результате дали изумительный по выразительности ансамбль, завершенный зданием Генерального штаба Росси и гениально дополненный композицией Биржи Тома де Томона. Примеры пашей действительности, как-то ансамбль Мещанской улицы или, вернее, отсутствие его, тоскливое однообразие Калужской улицы, говорят о том, что мы ансамблем еще не овладели.
 
[...] Архитектор уже по самому характеру творчества является новатором, и его творческий процесс близок к процессу изобретательства. Поэтому создание новых форм, новых образцов должно входить непременным элементом творческих исканий каждого архитектора. Быть хорошим архитектором — это значит прежде всего быть новатором. Новаторские искания, оплодотворяемые подлинным знанием нужд и запросов современности, должны получить широкое развитие в нашей мастерской; результаты индустриализации строительства, скоростные методы стройки, дающие архитектуре новые качества, — вот примеры применения новаторства в строительстве.
 
Этому принципу должна отвечать и наша основная работа над жильем, над жилой ячейкой.
 
Средствами для достижения нужных результатов по намеченной программе являются:
— повышение своей квалификации путем глубокого изучения великих классических традиций, работа над книгой;
— овладение техникой рисунка, так как  для полного выявления своих творческих мыслей и исканий необходимо уметь их выявлять на бумаге, что далеко не всегда удается: часто хорошая, интересная и новая мысль не может быть до конца выявлена и проработана благодаря слабому владению [...] техникой рисунка. [...]
 
 
[Характеризуя далее некоторые неудачные работы мастерской, II. Голосов отмечает:] [...] Все эти работы, обладают, кстати, одним и тем же отличительным признаком — они страдают плохой прорисовкой деталей и недостаточно выразительной общей композицией, основаны на применении измельченных членений как способа добиться выразительности здания и употреблении большого количества декоративных украшений типа гирляндочек, бантиков и т. п., и в большей части работ проскальзывает стремление достигать выразительности композиции путем применения элементов барокко в довольно неудачной интерпретации этого стиля.
 
В настоящий момент этого уже нет, и коллектив переключил свои усилия на путь, если так можно выразиться, простоты решения, лаконичности композиционного замысла при непременном условии выявления своей творческой индивидуальности. И это правильно, так как разнообразие архитектурных идей — доказательство свободы творчества архитектора.
 
Итак, на нашем знамени, деловом и творческом, должны быть помещены следующие лозунги:
 
За идейную, насыщенную архитектуру.
За совершенство и простоту архитектурных решений.
За скоростные методы строительства.
За создание социалистического жилища, отвечающего лозунгу: [...] забота о человеке.
За полноценную, правдивую советскую архитектуру.
 
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).