О синтезе

 

* Из статьи «О синтезе» (1936), опубликованной под названием «Уроки прошлого» в сб. «Вопросы синтеза искусства»  (М., Огиз — Изогиз, 1936).
 
Синтез искусств возможен только в те эпохи, когда каждое пространственное искусство в отдельности достигает известного совершенства, каждое из них целостно в себе, идеологическое его содержание полнозвучно, лишено противоречий и максимально целеустремленно. Ясность художественного мировоззрения является основной предпосылкой для творчества, пытающегося разрешить проблемы синтеза.
 
Возможности синтеза самым тесным образом связаны с техническим уровнем, а также с общеэкономическим благосостоянием страны. И это потому, что реализация крупнейших синтетических замыслов требует больших материальных затрат, высокого совершенства строительных материалов, технического мастерства, совершенных конструктивных методов и высокого развития строительного искусства.
 
В содружестве искусств архитектура является искусством ведущим, и ее системе идей и образов должны быть подчинены, но подчинены творчески и живопись и скульптура. От живописца и скульптора требуется тончайшее понимание архитектурного замысла — идеи сооружения. Если они не согласуют органически свое творчество с идеей архитектуры, а поставят перед собой самодовлеющие художественные задачи, то они тем самым нарушат основной принцип синтеза. История подтверждает это примерами не только из практики средних и мелких мастеров, но и «случаями» из творческой деятельности таких гениальных художников, как Микеланджело. Его росписи Сикстинской капеллы — это одно из непревзойденных творений в истории мировой живописи. Но архитектурное пространство капеллы они разрушают, акцентируя свою собственную иллюзорную живописную глубину. Живопись подавила архитектурный объем.
 
Иное дело Рафаэль. В станцах Ватикана и в лоджиях он проявил изумительное понимание структуры архитектурного объема и настолько сумел подчиниться архитектурным доминантам сооружения, что его фрески, нисколько не теряя в своей гениальной живописности, в своей полнозвучной пространственности и даже объемности, нигде не вступают в конфликт с архитектурными объемами интерьеров. В истинно синтетическом произведении не чувствуется, где начинается одно искусство и где кончается другое, оно воспринимается как гармоничное явление природы, где все ясно, уравновешено, конструктивно оправдано и прекрасно.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).