Большие творческие задачи

 

* К. С. Алабян был организатором и бессменным редактором журнала «Архитектура СССР» с 1933 по 1948 г. Он часто выступал в журнале с передовыми статьями. Статья «Большие творческие задачи» была опубликована в «Архитектуре СССР» № 8 за 1940 г.
 
[...] Если проблема ансамбля занимала и занимает одно из центральных мест среди творческих вопросов нашей архитектуры, то не меньшее значение имеет другая проблема. В течение ряда лет наши архитектурные кадры, начиная от самых молодых архитекторов до опытных мастеров, настойчиво работали над изучением классического наследия. Эта учеба ни в коем случае не может рассматриваться как некая временная мера «по повышению квалификации» наших архитектурных сил. Совершенно бесспорно, что только постоянным общением с величайшими образцами классического зодчества, постоянным изучением этих образцов можно достичь подлинных высот мастерства в современной архитектурной практике. Однако поступательное движение нашей архитектуры зависит не только от того, насколько хорошо она усвоит классические традиции зодчества, но и от того, насколько с этими традициями будет сочетаться новаторская мысль и новаторские искания. Важным результатом усиленной работы над изучением классики является тот факт, что в нашей архитектурной практике все сильнее сказываются те логические начала архитектурной композиции, которые выдвинуты и блестяще реализованы классиками античности, Ренессанса, древнерусского зодчества.
 
В этом познании законов композиционной логики — глубоко положительная сторона работы над изучением классических, в частности, ренессансных образцов, занимающих столь важное место в нашей архитектурной жизни.
 
Но есть и другая сторона этого дела. Очень часто композиционная логика становится самоцелью, архитектурный прием отрывается от архитектурной идеи, происходит вытеснение живого архитектурного образа заученным каноном. Это мертвенное, догматическое понимание классических законов архитектурной композиции не сулит никакого подлинного движения вперед. Для того чтобы архитектура была действительно современной, а не архаичной, не стилизаторской, в основе архитектурных приемов должна лежать всегда ясная архитектурная идея. Архитектурный прием, архитектурная форма должны быть поставлены на службу содержанию, идее произведения.
 
Национальная традиция не является чем-то неподвижным, застывшим. Она в свою очередь развивается и изменяется, облекается в новые формы, создает новые ценности. Когда мы говорим о национальных формах в архитектуре, мы не должны ограничивать эти формы какими-то внешними признаками, свойственными определенной эпохе в истории зодчества данного народа. Национальная традиция в русской архитектуре вовсе не исчерпывается формами, созданными великолепной архитектурой эпохи расцвета Московского государства в XVI веке или «нарышкинским стилем» XVII столетия. Национальные формы грузинской и армянской архитектуры не оборвались в своем развитии на блестящих периодах создания Джвари, Никорцминде, Санаина или Рипсимэ. Во всех этих блестящих периодах и произведениях национального зодчества ярко выразил себя народ, ярко запечатлелась эпоха. Но национальная традиция сильна именно тем, что она не умерла вместе с этими прекрасными памятниками прошлого. Для того чтобы почувствовать всю силу этой традиции, для того чтобы дать жизнь национальным формам в архитектуре, вовсе не обязательно возвращаться к стародавним формам кокошников, закомарных покрытий и «бочек» — в русской архитектуре, узких вытянутых ниш — в архитектуре Армении, килевидных порталов — в зодчестве Азербайджана. Гораздо существеннее, нежели эти внешние признаки, выработанные определенной эпохой в развитии национального зодчества, — те внутренние органические черты, которые характеризуют национальные особенности архитектуры данного народа. Понять эти особенности, эти черты народного вкуса — особенности, свойственные тому идеалу красоты, который выработан национальным искусством, — вот что является задачей художника, когда он хочет подойти к глубокому познанию национальной традиции. Не возврат к стародавним внешним формам, из которых многие никак не вяжутся с современным зданием, а переработка этих форм, создание новых современных форм, обладающих национальным характером и продолжающих национальную традицию в архитектуре, — так стоит эта проблема перед современным архитектором. Он создаст произведения, полные национального своеобразия, только тогда, когда будет решать современные задачи, воплощать современные образы, а не имитировать памятники прошлого и пытаться «увязать» их формы с композицией и структурой современного сооружения. Не к стилизациям более или менее эффектным должен стремиться архитектор, а к созданию полноценного стиля, стиля, выражающего все богатство нашей новой архитектуры — национальной по форме, социалистической по содержанию.
 
Уроки деятельности многочисленных архитекторов второй половины XIX века, старавшихся в течение ряда десятилетий создать «русский стиль» путем простого подражания формам и деталям старого русского зодчества, в итоге создавших только псевдорусскую стилизацию,— эти уроки должны быть внимательно учтены нашими архитекторами, стремящимися серьезно и творчески подойти к проблеме национальной архитектуры. [...]
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).