Архитектура и железобетон

 

* Из статьи «Архитектура и железобетон», опубликованной в журнале «Зодчий» за 1915 г. Статья является дополненным расчетами и иллюстрациями докладом на V Всероссийском съезде зодчих.
 
Настоящий очерк представляет попытку дать картину того переворота, который мы переживаем ныне в архитектуре под влиянием новых конструкций из железобетона.
 
Большинство из нас во время пребывания в высшей школе даже не слыхало слова «железобетон», и только в 1895 г., на II съезде зодчих в Москве, в первый раз был прочитан доклад о «системе Монье» *, причем пункт 3-й резолюции съезда был редактирован в такой форме: «Существующие методы расчета конструкции системы Монье дают возможность теоретического обоснования конструкции с уверенностью в полной ее прочности». Таким образом, II съездом железобетонные конструкции были призваны к жизни.
 
* Имеется в виду изобретение Жозефа Монье, который в 1849—1850 гг. сконструировал цветочные кадки, армированные металлической сеткой и круглыми в сечении стержнями.
 
Трудно говорить о влиянии железобетона на архитектуру, когда железобетон так молод, а архитектура так стара и богата традициями, создававшимися в течение столетий. Припомним, что созревание греческих форм и конструкций продолжалось в течение целого ряда веков, а на расцвет готики понадобилось не одно столетие. Но в наше время теми жизни иной, и 30-летнее существование железобетона достаточно для подведения итогов.
 
Настоящий очерк касается по преимуществу утилитарно-конструктивной стороны дела и лишь попутно затрагивает художественные вопросы. [...]
 
[...] Приведенный в этом очерке систематический свод неизвестных прежде конструктивных элементов и их особенных сочетаний указывает, что в железобетоне мы имеем не только новый материал, но — что еще важнее — новые конструкции и новый метод проектирования зданий. Поэтому, пользуясь им, нужно отрешиться от старых традиций и заняться разрешением новых задач. Нельзя оставлять железобетон в сыром виде, как он выходит в настоящее время из рук инженера-конструктора. Нельзя обрабатывать новый материал старыми формами — камня и дерева. Для того чтобы создавать формы, органически вытекающие из самой сущности железобетона, необходимо овладеть технически-научной стороной вопроса. Архитектор, по определению лондонского конгресса, — «художник с научным образованием». Для работы в железобетоне больше чем где-либо нужен технически образованный художник; зодчий не будет выразителем своей  эпохи, если не воспользуется процессом современной ему техники во всей полноте. Архитектура — гармония науки и искусства. На основании изложенного приходим к следующим заключениям.
 
1. Применение железобетона расширяет пределы теории архитектурных конструкций и изменяет коренным образом внутреннее взаимоотношение частей здания и их назначение.
 
2. Пользуясь железобетонной конструкцией, зодчий получает неизведанную им ранее свободу проектирования и возможность рационального разрешения труднейших архитектурных задач. Но только овладев технической стороной нового материала, зодчий может проектировать из него здания и искать новые формы.
 
3. Поэтому желательна самая широкая постановка преподавания железобетона в высших архитектурных школах как на специальных курсах, так и в архитектуре и в проектировании.
 
Необходимо, кроме того, устранение из строительного устава и из обязательных постановлений городских управ статей, препятствующих развитию железобетонного строительства. [...]
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).