О жилищном строительстве

 

[...] В нашем массовом жилищном строительстве часто игнорируются основные начала: легкость восприятия внешнего облика, известная интимность. Жилое здание не имеет связи с природой. Его объем не стоит в организованном пространстве городского пейзажа. Жилой дом, как правило, лишен партерной архитектуры. Архитектура жилища была оторвана от нашей жизни, от запросов «потребителя», гражданина социалистической страны. Это особенно ощущалось в сооружениях первого периода послереволюционного строительства. В некоторых случаях были попытки внести в наружную архитектуру жилища цвет. Так, в Ленинграде на архитектуру жилища того времени имела влияние школа супрематистов во главе с К. Малевичем, разрешавшая формальные задачи абстрактных объемных формообразований и их цветового оформления. Сущность этой окраски можно назвать «светотеневой». Цвет здесь трактовался как средство усиления путем света и тени объема здания. Основные тона брались светло-желтые и серо-зеленые. Чередование цветов в стенах было согласовано с выступами. Карниз (в случае его наличия) окрашивался интенсивно (красным тоном). [...]
 
[...] В жилищном строительстве одним из серьезных вопросов является техническое оснащение, меблировка квартиры. Встроенная в стены мебель (шкафы, буфеты и пр.) позволяет фактически увеличить жилую площадь за счет отдельно стоящей мебели. [...]
 
* Из статьи «Архитектура жилого дома» в газете «Советское искусство», 1937, 11 июня.
 
 
1937 г.
 
[...] Искусство архитектуры, как и всякое искусство, имеет свои вековые традиции. Вместе с тем архитектура должна быть современной. Архитектура жилого дома с внешней стороны должна отражать нашу эпоху, эпоху радостной и полноценной жизни, а со стороны внутреннего содержания — удовлетворять потребностям советской семьи и предоставлять максимум удобств. [...]
 
Во всех областях производства существует у нас опытная экспериментальная работа. Но в области жилищного строительства с его грандиозными капиталовложениями она сведена к минимуму. Конкурс на опытный жилой дом в Москве несколько лет вынашивался в ряде организаций — в Академии архитектуры, в Наркомхозе и т. д. Наркомхоз не сумел широко привлечь творческие силы, и опыт закончился почти безрезультатно. Однако и он показал ряд небезынтересных возможностей, например в проектах архитекторов Власова и Гальперина.
 
Научно-исследовательские группы оторваны от практики жилищного строительства. При проектировании архитектор не имеет перед собой исследовательской практики не только западноевропейского, но и отечественного жилищного строительства. Это лишает его возможности внедрять опыт на основании проверенного и изученного материала. [...]
 
* Отрывки из статьи «Современное  жилище» в газете «Известия», 1937, 9 июня.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).