Апостол эклектизма

 

* Из статьи в журнале «На рубеже Востока», 1929, № 2, стр. 83—91.
 
Споры,  возникшие  вокруг архитектурного стиля,  вовсе  не следует рассматривать как случайное явление. [...]
 
[...] Культурная революция не равнозначна дешевой популяризации элементарнейших знаний. Культурная революция ставит перед всеми специалистами, работающими на фронте культуры, повелительнейшую задачу — революционизировать данную отрасль культуры.
 
Наши советские условия предоставляют архитектору бесконечные возможности для грандиознейших созданий и развертывают перед ним необъятнейшие горизонты.
 
И советские передовые архитекторы, несмотря на массу национальных и местных особенностей, выковывают и разрабатывают некий общий язык, который бесконечно прост и понятен и который в то же время вытекает из задач, выдвинутых социалистическим строительством.
 
[...] Новейшая архитектура не может исходить ни из какого исторического стиля. Еще пять лет тому назад мы писали, что «в архитектуре мы решительно против реставрации всяких и всяческих старых стилей, будь то греческий, готический или армянский». А ныне, поскольку у нас в оформленном виде выявляется «национальный» стиль со всеми националистическими к нему приправами, мы срываем с него маску и обнажаем подлинный лик его. Вопрос не в том только, что данное здание выстроено в «армянском» или в каком либо ином стиле, а в том, что оно является выражением совершенно иных задач и иной строительной техники.
 
[...] Бесспорно, [...] арки в древности вытекали из свойств самого камня, но, с другой стороны, они же с течением времени превратились в некие символы, связанные с клерикально-феодальным умонастроением. И даже теперь, в век железобетона, когда лишь бредом и отрыжкой архидревности кажутся они, пользуясь новейшим строительным материалом (железо, железобетон), архитектор не забывает об арках. Для примера возьмем новое здание Сельхозбанка в Эривани. Все внутренние колонны в нем из железобетона. Естественно вполне, что они должны завершиться прямоугольно, с ничтожным наклоном. Архитектору, видите ли, это не понравилось, и он к железобетонным колоннам дополнительно прибавил еще и арки. [...] А куда же девался строительный материал? Ведь железобетон не камень? [...]
 
На железобетонных колоннах воздвигаются арки вовсе не потому, что это будто бы вытекает из свойств строительного материала, а потому, что так диктуют и этого требуют традиции «славного прошлого».
 
И в самом деле, когда стоишь внутри Сельскохозяйственного банка, то кажется, будто находишься в древних хоромах Пахлавуни. Лишь на улице приходишь в себя и чувствуешь, что живешь в 1929 году [...]
 
Перейдем теперь к вопросу о сущности национальной архитектуры. Должна ли быть архитектура национальной? Конечно, да. [...]
 
Мы против той «национальной архитектуры», которую проповедуют и которую одну только и разумеют буржуазия и обслуживающие ее архитекторы, поскольку она в самом деле национальна с точки зрения интересов господствующего меньшинства. Эта архитектура есть не что иное, как чисто механическое перенесение в наши дни той армянской клерикально-феодальной архитектуры, которая является архитектурной характеристикой восточных самодержавных деспотов, но никак не трудовых элементов.
 
Историческая армянская архитектура гораздо ближе к исторической грузинской архитектуре, нежели к нашей народной архитектуре. [...]
 
Конечно, каждый восходящий класс в процессе созидания своего собственного искусства берет неистощимый материал из сокровищниц народного искусства. Но путем постепенной переработки этого материала он прочно приспособляет его к своим классовым интересам.
 
Созидая свою архитектуру, пролетариат должен воспользоваться также и элементами народной архитектуры. Это не значит, конечно, что мы должны подражать тем простым зданиям, которые в многообилии рассыпаны в пределах нашей и соседних с нами республик. Это означает лишь то, что на основании требований, предъявляемых новейшей техникой и социалистическим строительством, нужно дать развиться тем здоровым тенденциям (конструктивный характер, простота, коллективные принципы возникновения), которые имеются в народной архитектуре всех стран. Есть множество вопросов, связанных с климатом, с особенностями пейзажа и т. д., которые в свое время разрешены народными мастерами. Для этого достаточно вспомнить дома старого Тифлиса и Эривани, отличавшиеся своим конструктивным строением, освежительными возможностями (плоские крыши, террасы, разного рода прикрытия) и, наконец, своим легким и бодрым видом. И если поставить рядом с ними наши новые жилые дома, со стен которых струится монастырская скука и зевота, то станет совершенно очевидным, насколько принципиально отличны друг от друга эти две архитектурные системы.
 
[...] Гладкие стены несомненно обойдутся дешевле, нежели стены, украшенные барельефами вместе с положенной на них ювелирной работой.
 
[...] Если бы даже совершенно даром доставалась нам вся эта архитектурная напыщенность и схоластика, кому все-таки нужна она со всей своей этой примитивной кустарщиной? [...] Стандарт не только не убивает многообразности, но даже более того — лишь с помощью стандарта и возможно внести разнообразие в наших постройках. Например, существуют различные стандарты окон. Вы имеете возможность, смотря по желанию и потребности, создать из этой единицы бесчисленное множество комбинаций, начиная от самого узкого и маленького окна до самого широкого и большого. Стандарт пугает старых архитекторов [...], имеющих многолетний стаж метода подражательности. Привыкши к раз навсегда принятым шаблонам дверей, окон и прочих частей здания, притупив свои творческие способности на копировании этих штампов, они, понятно, теперь уже не могут приспособиться к методам, выдвигаемым новейшей техникой. [...]
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).