Забота о человеке — главная задача архитектора

 

* Из статьи «Забота о человеке — главная задача архитектора» («Советская архитектура», 1955, № 7).
 
На Втором Всесоюзном съезде советских архитекторов будут поставлены основные творческие вопросы социалистического зодчества. Говоря о задачах съезда, мы должны прежде всего отчетливо осознать ту роль, которую играет архитектура в жизни нашей страны. Необходимо всегда помнить, что архитектура не самоцель, а средство. Поэтому архитекторы всегда в своем творчестве должны исходить из насущных нужд советского народа, должны искать пути для улучшения жизненных условий людей, населяющих необъятные пространства нашей Родины. Эти ведущие положения социалистического зодчества с новой силой прозвучали на Всесоюзном совещании по строительству, где были подвергнуты справедливой критике архитекторы, которые в угоду внешней форме забывали об основной задаче архитектуры. В нашей стране осуществляется гигантская программа строительных работ. Особенно большое значение придается партией и правительством массовому жилищному строительству. Поэтому первостепенная задача архитекторов состоит в том, чтобы создать проекты жилых домов, во всех отношениях отвечающих требованиям народа. Однако проблему нового типа жилого дома нельзя рассматривать изолированно, вне связи с градостроительными задачами, которые в условиях социалистического общества также должны решаться по-новому.
 
Естественно, что в тех случаях, когда дом сооружается на случайном участке уже сложившейся улицы, архитектор в своем творчестве связан существующими условиями старой городской застройки. Но там, где жилые дома воздвигаются на свободных территориях, где заново создаются целые кварталы, магистрали и даже городские районы, необходимо искать иные, новые решения, отвечающие условиям жизни современного города с его мощным транспортом, развитыми коммуникациями и т. д. К созданию городской магистрали у нас в большинстве случаев подходят с неправильных позиций. Думают главным образом об украшении магистрали, о ее внешней парадности, забывая о конечной цели строительства, то есть о создании полноценных, во всех отношениях удобных жилых комплексов. Эта задача может быть успешно разрешена только при всестороннем учете функциональных, экономических, технических и идейно-художественных вопросов.
 
Архитектор должен изучить жизнь социалистического города во всем ее многообразии. В старых городах центральные улицы, будучи транспортными артериями, одновременно являлись местом гуляний. Напряженность движения городского транспорта лишила улицу ее значения как места длительного пребывания человека и вместе с тем снизила функциональные качества расположенных на ней жилых домов.
 
При современном уровне развития городского транспорта, когда машины непрерывным потоком заполняют улицы, в квартирах, выходящих на магистраль, жизнь испорчена постоянным уличным шумом, запахом бензина. Балконы и лоджии, эти органически свойственные природе жилого здания архитектурные элементы, в расположенных на магистралях домах теряют свое утилитарное значение и превращаются в чисто декоративные средства. На оживленной магистрали обычно перед зданиями отсутствует свободное пространство для зеленых насаждений.
 
Даже для стоянок автомашин, этого непременного атрибута современного быта, уже не находится места на центральных городских улицах. Все это обедняет жизнь человека, ощутимо лишает его многих удобств. Необходимо еще сказать и о той большой опасности, которой подвергаются дети, живущие в домах, выходящих непосредственно на магистраль.
 
Целый ряд культурно-бытовых зданий, как, например, больницы, школы, детские учреждения, уже не возводятся на магистралях, а располагаются в более тихих местах.
 
Все это заставляет пересмотреть привычные, установившиеся приемы городской застройки. Магистраль современного города, где больше едущих, чем идущих, может рассматриваться лишь как транспортная артерия. Все здесь должно быть подчинено разрешению именно этой задачи. Необходимо отрешиться от обычно принятой коридорной застройки, при которой дома непрерывной стеной выстраиваются по фронту улицы. На магистраль надо выводить зелень, которая отделяла бы жилье от четко выделенной транспортной зоны.
 
В этом смысле интересным примером может служить Ленинградское шоссе в Москве, где центральная проезжая часть ограждена зелеными насаждениями и в ряде случаев дома расположены с большим отступом от красной линии. Однако здесь решена только часть задачи. Вновь создаваемые городские районы я мыслю себе иначе. Жилье надо отнести в глубь кварталов. Своими главными фасадами жилые дома должны «отвернуться» от магистрали. Постановка жилых зданий не может далее идти по границам участка. Я против замкнутого квартала. Квартал должен представлять собой свободное, открытое пространство, где среди зелени размещены правильно ориентированные по странам света жилые дома. Прилегающая к домам обширная территория позволит провести благоустройство в самых широких масштабах.
 
Непосредственно на магистралях целесообразно сооружать невысокие здания, размещая в них магазины, предприятия общественного питания, бытового обслуживания и т. д. Ставить эти здания надо с большими разрывами, через которые будут открываться перспективы озелененных и благоустроенных внутриквартальных пространств. Первые этажи жилых домов внутри кварталов должны быть использованы только под жилье. По своим функциональным и структурным особенностям жилые и торговые помещения настолько различны, что объединение их в одном здании следует признать во всех отношениях нецелесообразным. Широко распространенное в настоящее время искусственное сочетание магазинов с жилищем неминуемо влечет за собой большие неудобства как технического, так и функционального порядка, значительно удорожает стоимость 1 м2 жилой площади. Прием городской застройки, о котором говорилось выше, отвечает и новым задачам, выдвигаемым перед архитекторами переводом массового строительства на индустриальные рельсы. Архитектор в своей работе обязан проявлять максимум заботы о внедрении прогрессивных конструкций и материалов, о всемерной типизации жилых и культурно-бытовых сооружений и тем самым — об усилении темпов, повышения качества и снижении стоимости строительства.
 
Перемещение жилых домов с магистралей в глубь кварталов позволит более плодотворно осуществлять строительство по типовым проектам, более широко внедрять унифицированные детали, конструкции и проч. Стоящие по фронту центральных улиц жилые дома стремятся «переспорить» друг друга. При подобном приеме городской застройки для архитектора очень силен соблазн наделить свое произведение ярко выраженными индивидуальными чертами, придать ему подчеркнуто монументальный облик, отвечающий, быть может, значению магистрали, но не соответствующий самой природе жилого здания. Подобных примеров в нашей архитектурной практике послевоенных лет очень много.
 
Внутри квартала внешний облик типовых, унифицированных жилых и культурно-бытовых зданий несомненно значительно выиграет. Относительно небольшой протяженности, эти здания, окруженные зеленью, свободно стоящие среди обширной архитектурно организованной территории, не будут создавать монотонности в застройке, того однообразия, которые почти неизбежны при их расположении вдоль улицы. При подобной системе планировки большая роль в создании художественной выразительности городских ансамблей будет принадлежать разнообразным малым архитектурным формам — скульптурам, фонтанам, вазам и т. д.
 
Мне бы хотелось, чтобы наряду с обсуждением основных проблем современного строительства на Втором съезде архитекторов было заострено внимание также и на вопросах внутренней отделки зданий и мебели как встроенной, так и обычной. Сейчас в связи с переходом на сборный железобетон, на индустриальное изготовление строительных элементов своевременно подумать о переводе на индустриальные рельсы и нашей художественной промышленности.
 
В этом плане необходимо пересмотреть постановку дела в наших художественно-промышленных училищах с тем, чтобы приблизить их к задачам массового строительства. До сих пор промышленность, выпускающая декоративные ткани, мебель, электроарматуру, обои и другие предметы оборудования и отделки квартир, работает в полном отрыве от архитекторов. Это влечет за собой выпуск продукции невысокого художественного качества, насаждающей мещанский вкус. Необходимо установить самую тесную связь между архитектурой и производством предметов оборудования интерьеров.
 
Этот вопрос требует большого внимания, и следовало бы созвать специальный пленум, к участию в котором надо широко привлечь работников художественной промышленности. В центре внимания Второго всесоюзного съезда архитекторов несомненно должен стать вопрос о творческой направленности советского зодчества.
 
За время, отделяющее нас от первого съезда, путь советской архитектуры отмечен большими достижениями. Создано огромное количество замечательных сооружений, выросло мастерство наших Зодчих, следующих по пути социалистического реализма. Однако развитие реалистического зодчества осложнялось формалистическими тенденциями, которыми было отмечено творчество многих архитекторов. Эти тенденции в послевоенной проектно-строительной практике выразились главным образом в одностороннем подходе к архитектурному творчеству — в погоне за внешней красотой здания в ущерб его функциональным удобствам и экономике, игнорировании современных индустриальных методов строительства, новых материалов и конструкций.
 
С этим нездоровым явлением неразрывно связано некритическое использование наследия классического зодчества, причем последнее рассматривалось как арсенал раз навсегда установившихся готовых образцов. Особенно широкое распространение это получило в практике последних лет. При использовании классических приемов и форм в архитектуре современных многоэтажных зданий необходимо добиваться их подлинно органической связи с внутренним объемно-пространственным построением сооружений, с их тектоникой. Здесь перед проектировщиком возникают большие трудности в связи с лимитированной высотой этажей, членением внутреннего объема на стандартную сетку помещений, общей значительной высотой зданий.
 
Можно назвать много примеров, когда авторы, не считаясь ни с внутренним содержанием здания, ни с его конструктивным устройством, ни тем более с соображениями экономики, с чрезмерной щедростью оснащают фасады колоннадами, портиками и т. д. Подобное механическое применение атрибутов архитектуры прошлых Эпох ведет к поверхностному украшательству, эклектике, стилизаторству и вместе с тем тормозит внедрение прогрессивных индустриальных методов, конструкций и материалов, снижает темпы и удорожает стоимость строительства.
 
Я глубоко убежден в необходимости изучения мирового классического архитектурного наследия. Но не для того, чтобы слепо его копировать, а для того, чтобы, осознав его прогрессивные принципы, развивать и применять их в совершенно иных формах, органически связанных с нашей действительностью. При этом надо изучать и современную зарубежную архитектурную практику. В ней безусловно есть много положительного, что мы можем позаимствовать. Так, например, архитекторы Польской Народной Республики показали нам недавно генеральный план застройки Варшавы, в котором интересно решены большие жизненные вопросы, хорошо намечены будущие ансамбли города. Здесь есть чему поучиться. То же следует сказать и о решении за рубежом вопросов интерьера, качества отделочных работ, применения новых строительных материалов (рулонных покрытий и пр.) и целого ряда других существенных сторон строительства.
 
Архитектор, не желающий знакомиться с архитектурой зарубежных стран, напоминает мне одного ленинградского скульптора, который не ходил в Эрмитаж потому, что боялся потерять свою индивидуальность. Мы должны взять все ценное и полезное из классического мирового и отечественного наследия и вместе с тем широко использовать прогрессивные явления современной советской и зарубежной архитектурной практики.
 
Архитектура — сложное, синтетическое явление. Создать полноценное сооружение можно только при всестороннем учете всего большого круга функциональных, технических, экономических и идейно-художественных задач. Подобно тому как дирижер  добивается гармоничного звучания оркестра только при правильном соотношении всех входящих в него инструментов, архитектор должен следить за тем, чтобы все многообразие слагаемых, из которых создается сооружение, выступало в подлинно органическом единстве. Только такой путь приемлем для социалистического зодчества. Гипертрофирование какой-либо одной стороны архитектурного произведения противоречит реалистическим началам нашей архитектуры и приводит к формалистическому толкованию архитектурных задач.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).