Творческий отчет

 

* Отрывок из «Творческого отчета» («Архитектура СССР», 1935, № 6).
 
Если бы меня спросили, что лежит в основе архитектурного творчества, как нужно приступать к созданию того или другого образа, я бы ответил: забудь, что ты «архитектор»; постарайся не думать о твоем архитектурном багаже (а он у тебя должен быть немалый), Забудь свою привязанность к любимым тобой мотивам и архитектурным формам, к наследию прошлого или к достижениям сегодняшнего дня. Не будь рабом любимого мотива, не смотри на него, как на канон; продумай поставленную перед тобой задачу как человек посторонний, не «специалист». Раньше всего найди идею сооружения, его душу, его характер, его образ.
 
Без продуманной идеи, глубоко внутренне связанной с сущностью Здания, нельзя создать архитектурного памятника, активно действующего на зрителя. И тут-то твои знания, весь твой архитектурный опыт, твое знание архитектурного прошлого — тебе пригодятся не только лишь как средство для воплощения идеи. Ты будешь знать, как ты хочешь влиять на зрителя. Ты знаешь, что ты хочешь сказать своим образом. У тебя есть целевая установка. При таком методе творчества у архитектора развязаны руки, ему не страшно применять «любые формы» — колонны парные или не парные, с капителями или без капителей, продолговатые окна или горизонтальные, сплошное застекление или глухие стены. Все это является тем материалом, который привлекается для выявления идеи, для кристаллизации образа, — конечно, если формы подбираются не механически, а на основе гармонии с идеей и в строгом соответствии с логической необходимостью. Этого принципа я придерживаюсь всегда в своей работе. Опишу для примера, как у меня возникла идея памятника Жертвам революции в Ленинграде, начатого постройкой в 1927 году и законченного в 1930 г.*
 
* В журнальной статье  указана ошибочная датировка: памятник Жертвам революции был создан в 1917—1919 гг.
 
Стоя на площади, я видел, как тысячи пролетариев, проходя, прощались со своими товарищами, и каждая организация, каждый завод оставлял свои знамена, втыкая их в землю. У меня возник образ — так же со всех концов города, воодушевленные одним чувством, пролетарии Ленинграда привезли камни-глыбы и на соответственных местах поставили плиты с героическими надписями. Вот и все. Идея найдена. Никаких колоннад, никаких сооружений в виде пропилеи. Решение дал первый порыв чувства, простой, но сильный.
 
По-моему, дело не в том, в каких формах работает тот или иной архитектор, а в том, насколько содержательно все сооружение, ясно ли читается образ, воспринимается ли он зрителем, вызывая радость жизни и чувство бодрости.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).