Об окраске старинных зданий

 

[...] У нас в России, где нет камня и где, следовательно, нет игры швов на фасаде и очаровательных тонов стареющего и вечно меняющегося с годами и столетиями камня, — окраска зданий является необходимостью. Это не выдумка обывателей, а изобретение гениальных мастеров прошлых столетий, освященное долголетним опытом. Традиции в этой области должны быть священны, и также нельзя изменять старинную окраску старинных зданий, как нельзя их переделывать и перестраивать *. [...]
 
* Из заметки «По поводу окраски старинных домов в Петербурге» (журнал «Старые годы», 1907, июль — сентябрь, стр. 455).
 
1908 г.
 
[...] Александрийский театр с Театральной улицей и Чернышевой площадью * до сих пор все еще остается лучшим образцом старинной окраски и убедительным примером для тех, кто не одобряет принятого не только у нас, но и в Италии способа окраски оштукатуренных зданий в два цвета [...] окрашенные по старинному, эти здания дают Петербургу свой, совершенно своеобразный характер — ту привлекательность и интерес, которыми выделяется Петербург среди других столиц Европы *.
 
* Один  из лучших классических ансамблей Ленинграда, спроектирован К. И. Росси в 1828—1832 гг. (ныне Театр им. Кирова, ул. Росси и пл. Ломоносова).
 
* Из заметки «Здание Сената» (журнал «Старые годы», 1908, июль — сентябрь, стр. 572, 573).
 
1910 г.
 
Вопрос об окраске старинных зданий Петербурга начинает занимать художников и даже публику. И совершенно правильно: всякий петербуржец должен быть в этом заинтересован. Подобно тому как мы заботимся о мебели и обоях в своем доме, так приятно и необходимо подумать о том, чтобы город, в котором мы ежедневно ходим и ездим, имел красивый вид. Окраска старинных зданий — вопрос немаловажный. Конечно, нужно, чтобы окраска всех хотя бы общественных зданий была в руках комиссии из художников и архитекторов. Должна быть выработана целая система или, так сказать, план окраски старых зданий Петербурга. Нельзя выработать определенного правила, красить, например, здания александровской эпохи в такой-то, а николаевской в такой-то цвет. Нельзя также во всех случаях придерживаться старинных примеров, а нужно скомпоновать окраску домов так, чтобы и ensemble выигрывал и каждое в отдельности здание не теряло. [...]
 
Вообще окраска в один тон, кажущаяся на первый взгляд весьма серьезной и благородной, на деле далеко не выгодна для здания и часто убивает всю его красоту. Там, где строят из камня, к красоте архитектурных форм прибавляется красочный эффект различных оттенков камней и прелесть патины времен, неминуемо покрывающей все здание. Никому в голову не приходит окрашивать уже богато и разнообразно расцвеченный самой природой камень. Там же, где камня нет, архитектурную композицию полезно, а иногда и необходимо дополнять удачною окраскою.
 
Так, хорошо бы окрасить в два цвета здание министерств и бывший Экзерциргауз на Дворцовой площади. Здание министерств для такого большого протяжения обработано, быть может, несколько однообразно и слепо (за исключением богатой арки центра) и, конечно, оно много выиграет от окраски в два тона.
 
Серый с белым был бы так же хорош, как и желтый с белым. Предпочтительнее первый, дабы не повторять окраску двух близко стоящих больших зданий Адмиралтейства и Сената с Синодом *. Что касается арматур и статуй, то безусловно не следует их делать черными. Доказательство рядом: как только на центральном корпусе Адмиралтейства почти черные статуи перекрашены были в белые — все здание выиграло несравненно.
 
* Здание министерств, известное под названием Главного штаба (арх. К. И. Росси, 1819—1829), Экзерциргауз, или Штаб гвардейских войск (арх. А. П. Брюллов,  1840), Адмиралтейство (арх. А. Д. Захаров  1806—1823), Сенат и Синод (арх. К. И. Росси, 1829—1834) — крупнейшие произведения русского классицизма, во многом определяющие облик центра Петербурга — Ленинграда.
 
Окраска арматур в черный цвет есть подражание бронзе. Однако гипс, покрытый черной клеевой краской, ничуть на бронзу не походит и только тяжелит композицию. Детали лепки исчезают в черной массе. На арке Росси эти резкие пятна на однообразном розоватом фоне выглядят совсем плохо *. [...]
 
* Из заметки «Окраска  старинных  зданий  Петербурга»   (журнал  «Старые годы», 1910, июль — сентябрь, стр. 213, 214, 215). С середины XIX в. большинство старых зданий Петербурга получило однотонную темную окраску, чаще всего  в красно-коричневый  цвет (так  были окрашены все здания на Дворцовой площади, Смольный институт и др.), детали иногда красились черным. Вопрос о цвете в архитектуре русского классицизма Фомин рассматривал как историк и как практик-градостроитель. Восстановление старинной окраски началось в значительной степени под влиянием Фомина, а в отдельных случаях при его прямом  участии.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).