Выступление перед учащимися Государственного Баухауза на выставке студенческих работ в 1919 году

В июле 1919 г. (занятия в Баухаузе начались в апреле 1919 г.) в помещении Баухауза состоялась выставка студенческих работ бывшей Школы прикладного искусства и Высшей школы изобразительных искусств в Веймаре за период с 1916 по 1919 г.
 
Выступая перед учащимися, В. Гропиус стремился точнее ориентировать их на новые задачи и цели, провозглашаемые им в Баухаузе. Из сотрудников Баухауза, приглашенных в Веймар В. Гропиусом, были тогда Л. Файнингер, И. Иттен (он приехал со своими студентами) и Г. Маркс. Перевод сделан с издания: H. Wingler, Bauhaus, S. 46.
 
Наша основная задача состоит в ощущении и выражении окружающего мира. Мы живем в эпоху чудовищных катаклизмов мировой истории, переворота во всей жизни и в душе каждого человека. Для художественно одаренной личности счастье заключается в том, что у нее есть силы следовать целям, важным для всех нас, и мужество внутренне переживать то, что приводит художника на новый путь... Равнодушие, неясность, самоуспокоенность — худшее поле для развития искусства...
 
Мы просиживали над пепельницами и пивными кружками, мечтая о высотах большого строительства. Для этого требовалась четкая организация. Нужно было полностью выбраться из-под окружавших нас обломков кораблекрушения. Нельзя достичь большой духовной организации, сформулировать большую идею в замкнутых союзах, ложах, кружках, заговорщически сохраняя ее в тайне; художественного выражения можно достигнуть лишь тогда, когда все обратятся к большой общей идее, проникнутся единой духовной целью, которая сможет найти воплощение в едином художественном комплексе. Это будет новый гезамткунстверк, собор будущего, который своим художественным светом озарит все наше бытие до мельчайших деталей...
 
Мы еще не осознаем этого, но, если я мыслю правильно, мы — предтечи этого движения и первые создатели такого всеохватывающего образа мышления. До сих пор художник был совершенно один, он не мог разглядеть в хаосе современной действительности основную идею, которая постепенно прорастала в ней духовно и материально. В меру своего дарования художник мог дать параллельное решение в чистой форме, исходя из собственного понимания времени. Ему не хватало надличного духовного достояния, раздвигающего границы собственного «я» до общезначимого смысла. Он находится в полной изоляции, и его понимают только некоторые друзья, и то не все. Итак, мы как в хлебе насущном нуждаемся в художнике, выражающем всеобщий дух народа. Если мы не заблуждаемся, самое главное — это единство, которое уже осознано и которое следует за хаосом. Лично мне хочется только одного — преодолеть это состояние разобщенности и создать здесь небольшое общество; если это удастся сделать — мы уже достигнем многого...
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).