О современной итальянской архитектуре

 

* Статья написана в результате поездки В. А. Веснина на XIII Международный архитектурный конгресс, который проходил в Риме 22—27 сентября 1935 г. На конгрессе присутствовало 600 участников из 35 стран. В составе советской делегации были:  К. С. Алабян (руководитель делегации), А. В.  Щусев, В. А. Веснин,  С. Е. Чернышев, Н. Я. Колли, М.  В. Крюков, Д. В. Аркин. Статья взята из кн.: «Архитектурные записки. Рим — Помпеи — Флоренция — Венеция — Виченца — Париж. Из материалов советской делегации на XIII Международном архитектурном конгрессе», М., 1937, стр. 141—154.
 
Италия — страна туризма, сокровищница великого искусства прошлого, куда стекались со всего мира художники, архитекторы, искусствоведы, чтобы увидеть произведения человеческого гения, в таком изобилии собранные на территории этой страны.
 
Каждый город, будь он самый небольшой, носит оттенок индивидуальности, одному ему присущие черты, отражает на себе характерные особенности определенной школы, сложившейся на протяжении веков, сохраняющей все традиции итальянского искусства, и в то же время отличается чисто местным колоритом. [...]
 
Прошло лишь два десятилетия с начала мировой войны, со времени вступления Италии в число крупных империалистических держав, но печать капитализма и фашистской власти начинает явно обозначаться на общем облике страны. Теперь при посещении Италии нельзя не заметить ростков «современности»— ростков подчас грубых, дерзких, вносящих дисгармонию, резкий диссонанс в покой застывших образов прошлого.
 
Если в небольших городках, живущих замкнутой жизнью, это явление еще мало чувствуется, то большие города с развивающейся промышленностью, являющиеся политическими и административными центрами страны, очень ярко демонстрируют изменение своего внешнего облика. Эти города перестраиваются внутри и, расширяясь, захватывают новые территории, застраивая их новыми постройками. Почти все крупные городские центры ведут планировочные работы, создают так называемые в Италии «регулятивные планы».
 
Капиталистическая система ставит творческую инициативу архитектора в жесткие рамки. Небольшой пример из практики планировки нового Рима будет очень показателен. В северо-восточном районе города запроектирована новая площадь. Планировщик неплохо решил вливание магистралей лучевых улиц, учел перспективные возможности, продумал техническую сторону графика. Не позабыта и декоративная сторона, сквер и монумент, — словом, архитектор-планировщик добросовестно выполнил свою миссию.
 
Но ... на этом его «миссия» заканчивается. Все участки на площади приобретаются частными фирмами и застраиваются ими самостоятельно. Каждый владелец участка приглашает архитектора или, вернее, строительную фирму, и для владельца участка архитектор является только неприятной необходимостью.
 
В результате площадь оказывается застроенной домами, носящими отпечаток всех стилей и вкусов, начиная модерном и кончая «неоклассицизмом». Рекламные соображения заставляют владельцев стремиться обратить внимание публики именно на свой дом. Каждый старается «перекричать» соседа. Получается такой хаос, такое нагромождение форм, что трудно смотреть, хочется поскорее уйти. Архитектор-планировщик, работающий в интересах общества, создающий красивую площадь, ансамбль, побежден системой, поддерживающей частные интересы в ущерб общим.
 
Архитектор — в тупике. Он чувствует эту «систему», получает наглядный урок «политграмоты». Итальянская архитектурная молодежь делает выводы: «У вас в СССР — настоящее поле деятельности для архитектора, для подлинного развития архитектуры. У вас нет частной собственности на землю, нет капитализма».
 
В Италии строят не только частные лица, но также муниципалитеты и государство.
 
В рабочих районах Рима фашистские муниципалитеты из соображений демагогического характера построили некоторое количество дешевых жилищ. Не буду останавливаться на экспериментах прошлых лет, возьму последние «достижения» — законченный в этом году комплекс. С внешней стороны сооружение производит благоприятное впечатление. Широкий двор, сад, пальмы, цветы, фонтаны, дорожки, усыпанные гравием, окантованы камнем, местами вазы, скульптуры. Выходящие в сад фасады имеют лоджии, балконы, уютно декорированы зеленью. Широкие светлые окна, недурные пропорции фасадов, выполнение работ очень хорошее, цветная штукатурка светлого приятного тона. Полуоткрытые лестницы, хорошо вентилируемые, по-южному открыты, но защищены от ветра и солнца.
 
Квартиры маленькие, но светлые и удобно распланированные. И все же наряду со всеми этими показными качествами видно, что в постройке отсутствует забота о человеке. В квартирах нет ванн, нет вентиляции, нет отопления. Мягкий климат Италии всем известен, но тем не менее в Риме бывают морозы до 10°; зима коротка, но дождливый период довольно продолжителен, и без искусственного подогревания, подсушки помещения, обойтись нельзя. Как же здесь решается этот вопрос?  Очень просто: вместо печей применяются  переносные  жаровни, горшки с тлеющими углями. Не надо думать, что в Италии вообще обходятся без отопления. Буржуазные квартиры, как новые, так и старые, снабжены отоплением.  Архитектору-итальянцу,  дающему нам объяснения, становится не по себе. Он краснеет за свою государственную систему. Он знает, что сырые квартиры в Италии — это рассадники туберкулеза, источники простудных заболеваний, ревматизма,  это бич  для здоровья трудящихся, что забота о гигиене жилища лежит на ответственности архитектора; он попадает в фальшивое положение, вступает в конфликт с совестью; в результате побеждает «система».
 
Еще маленькая подробность, от которой итальянскому архитектору еще больше становится не по себе. Сколько стоит дешевая квартира? Ответ — 100—150 лир [в месяц]. А каков средний заработок рабочего? Ответ — около 500 лир.
 
Выходит, значит, что около трети заработка рабочего уходит на оплату «дешевой» квартиры.
 
Государство в Италии строит некоторые крупные сооружения. Фашистский режим хочет запечатлеть в них «новую эру» — Эти сооружения должны создать стиль, выражающий «эпоху фашизма». Трудно определить, что это за стиль. Идейный руководитель новой итальянской архитектуры — «друг Муссолини», архитектор Пьячентини — еще сам хорошенько не разобрался, чего он хочет и куда ведет: то это «неоклассицизм», то «неоромантизм».
 
Но общие тенденции этих «измов» и некоторые характерные черты в новой архитектуре Италии уже можно наметить. В ней, несомненно, присутствует «нео» — раз новая эра, то без «нео» нельзя. Несомненно, присутствует и «латинизм» как продолжение «великих идей Римской империи», несомненно, имеет место также и «рационализм» как завоевание века. Не отдавая предпочтения ни одному «изму», Пьячентини и его сподвижники ловко ими оперируют в зависимости от обстоятельств, назначения и значения сооружения.
 
На мой взгляд, они достигли многого, больше даже, чем хотели,— они отражают в своих работах сущность фашизма, часто невольно разоблачая истинный его смысл.
 
Театральность, поза, ложный пафос, декламация, характерные для всей практики фашизма, нашли полное выражение в этой архитектуре. Достаточно посмотреть университетский городок в Риме, чтобы все эти свойства ожили. Торжественно-театральная лестница перед зданием Ректората с поставленной перед ним статуей Минервы, полной бутафорской архаизации и в позе и в жесте. Самое расположение многочисленных торжественных надписей на стенах сделано так, что надписи эти невольно читаешь скандируя, в ритме декламации.
 
Желание фашистского режима создать впечатление силы выражается в архитектуре ложным монументализмом, гипертрофией форм, подчеркиванием тяжести, грузности, а все это роднит эту мощь с понятием бронированного кулака. Форум Муссолини полон этих ассоциаций, несмотря на весьма неплохой общий замысел спортивного учреждения.
 
Чем крупнее сооружение, тем яснее и четче выражаются в нем эти черты фашистской архитектуры.
 
Разумеется, нельзя огульно всю архитектуру современной Италии отнести к этой категории показных парадных сооружений фашизма. Есть также неплохие скромные вещи, не претендующие на такую роль. [...]
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).