От конструктивизма к социалистическому реализму

 

* Из выступления В. А. Веснина в прениях по докладам о задачах советской архитектуры на Первом  Всесоюзном  съезде  советских  архитекторов. — «Архитектурная газета», 1937, 23 июня.
 
В своем докладе т. Н. Я. Колли недостаточно правильно осветил большой этап в развитии советской архитектуры *. Критикуя конструктивизм, докладчик не подошел к нему, как к большому общественному явлению, которое на протяжении длительного периода захватило в свое русло почти все творческие силы страны.
 
* Доклад Н. Я. Колли «Основные этапы развития советской архитектуры» на Первом Всесоюзном съезде советских архитекторов содержал ряд негативных оценок работ К. С. Мельникова, М. Я. Гинзбурга, братьев Весниных, И. И. Леонидова, И. С. Николаева и др. См. «Архитектурную газету», 1937, 20 июня.
 
Можно назвать такое явление случайным? Кто не работал в конструктивизме в тот период? Много ли таких архитекторов, на которых конструктивизм в свое время не оказал бы никакого влияния? Тов. А. В. Щусев отдал дань конструктивизму. Достаточно вспомнить его гостиницу в Мацесте, телеграф, здание Наркомзема. Академик В. А. Щуко вместе с т. В. Г. Гельфрейхом долгое время находились под влиянием конструктивизма. Возьмите их ростовский театр, строящуюся Ленинскую библиотеку. Даже академик И. В. Жолтовский, и тот однажды изменил Палладио, сделав вместе с арх. С. Н. Кожиным известную электростанцию в духе конструктивизма.
 
Товарищи К. С. Алабян, А. Г. Мордвинов, В. Н. Симбирцев, Г. Б. Кочерян, М. Д. Мазманян, будучи основным ядром ВОПР, в декларациях боролись с конструктивизмом, а в своей повседневной практике почти ничем не отличались от конструктивистов.
 
Дань конструктивизму отдали почти все наши профессора: С. Е. Чернышев (Институт Ленина и здание «Экспортхлеб»), Г. Б. Бархин (дом «Известий»), Б. М. Иофан (Дом правительства в Москве и санаторий в Барвихе) и даже сам докладчик Н. Я. Колли.
 
Целая плеяда наших популярных архитекторов из молодежи тт. Г. П. Гольц, А. К. Буров, А. В. Власов, С. Н. Кожин, И. Н. Соболев, М. П. Парусников также в свое время не обошли конструктивизм. [...]
 
Я не сомневаюсь в искренности творческих исканий названных товарищей. И одно уважение к этим известным именам должно было бы заставить докладчика тщательно анализировать это явление в истории советской архитектуры, прежде чем кинуть всем им, и себе в том числе, крылатое обвинение в увлечении модой.
 
Тов. Н. Я. Колли возлагает моральную ответственность за распространение идей конструктивизма в архитектуре на братьев Весниных и Гинзбурга, которыми даны были основные принципы конструктивизма. Но должны ли мы отвечать за таких «врагов» конструктивизма, как, скажем, Г. Б. Красин, работавший в то время в Моссовете и возглавлявший большое строительство в Москве. Он воевал с конструктивизмом и ... украсил Москву целой серией ужасных «коробок». Должны ли мы отвечать за продукцию тех халтурщиков, которые своими безобразными творениями украсили все уголки нашей страны такими коробками, которые стали ненавистны нашему народу.
 
Я привел имена и перечислил некоторые работы совсем не для того, чтобы в какой-нибудь мере переложить с себя ответственность, хотя бы и моральную, на чужие плечи. Нет. Но мне кажется, что объяснять значительный период в истории советской архитектуры так беспомощно, как это сделал докладчик, нельзя. Здесь нужен более принципиальный и глубокий анализ.
 
Объяснять успех если не всех, то отдельных принципов конструктивизма в тот период крылатым словом «мода» нельзя. Это значит исторически неправильно изложить этот период и, следовательно, не дать возможности всем нам извлечь правильные уроки из тех ошибок, а также из того положительного, что имелось в конструктивизме.
 
Нет, это была не мода, а вполне закономерное явление, вызванное необходимостью решительного пересмотра творческих позиций. Я думаю, что явление конструктивизма было переоценкой всех ценностей в области художественной культуры.
 
После Октября ломка старых устоев не могла не захватить архитектурную среду. Архитекторам стало ясно, что работать дальше так, как работали раньше, нельзя. Надо искать новые пути, новую архитектуру, отвечающую запросам новой жизни, нового класса, взявшего власть после Октября.
 
Часть архитекторов в этих поисках новых путей пришла к конструктивизму, как наиболее передовому в то время течению на Западе. В этих исканиях новых путей было много ошибок, что совершенно неизбежно. Основная ошибка заключалась в некритическом перенесении установок западного функционализма на советскую почву. Она объяснялась в первую очередь отсутствием правильной идеологической направленности этого течения.
 
Мало поставить вопрос о современности. Современность должна быть социалистической. Именно это отсутствие правильной идеологической направленности породило внутри конструктивизма отдельные индивидуальные и групповые загибы в вопросах отношения к искусству, к культурному наследию прошлого и многие, многие другие.
 
Наша вина, вина братьев Весниных, заключается в том, что мы не все это поняли. А если что и поняли, то мало с этим боролись. Боролись келейно, внутри своей организации, не вынося всех вопросов на широкое обсуждение.
 
Теперь, когда делаешь оценку этому прошлому периоду, то ясно, что с задачами новой советской архитектуры конструктивизм не справился. Конструктивизм — уже пройденный этап, который многому научил, ибо на ошибках, как и на том положительном, что имелось в конструктивизме, мы учимся. [...]
 
 
 
поддержать Totalarch

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).