Рождение стиля

 

* 7 июня  1960 г. в Большом Кремлевском дворце открылось Всесоюзное совещание по градостроительству. В этот день в «Литературной газете» № 67 была опубликована статья А. В. Власова «Рождение стиля», выдержки из которой публикуются в данном издании.
 
[...] Не могут уживаться рядом украшательство и индустриализация, не могут современные конструкции обвешиваться колоннами, портиками и прочими аксессуарами академического инвентаря. Сказанное не означает неуважения к наследию. Наоборот, надо глубоко знать прогрессивное в наследии для того, чтобы, осваивая его принципы и приемы (а не образы и формы), творить современную архитектуру. Мы должны глубоко изучать классику, которая учит нас высокому вкусу, чувству такта и меры, художественной правде. Создавая социалистический стиль советской архитектуры, мы создадим свою классику, имеющую свои неповторимые формы, по-настоящему современные и свежие.
 
[...] Что являлось нашей серьезнейшей ошибкой в тридцатых годах? Отказавшись от увлечения конструктивной стороной зодчества, мы стали понимать архитектуру только как искусство создавать художественные образы, базирующиеся на реминисценциях прошлого. Причем освоение наследия, по существу, превратили в «присвоение» готовых образов и форм. Из триединой формулы «польза, прочность, красота», еще в первом веке сформулированной Витрувием, стали неправомерно выпячивать третье слагаемое, помня о первых двух лишь постольку, поскольку без них архитектура физически существовать не может. Отсюда рождался формализм, рождались декоративные излишества. Мы стали механически переносить на архитектуру положения и принципы эстетики искусства и литературы, не учитывая природы этого совершенно своеобразного и специфического вида искусства. Ведь архитектура неразрывно связана со строительной техникой, с производством, материалами, экономикой, природой, бытом — короче, со всем тем, что делает ее сперва материальным благом, а затем искусством. Так, одним из положений реализма в литературе является отражение действительности в художественных образах. Это считалось аксиомой и для зодчества. Но ведь архитектура сама является материальной действительностью!
 
[...] Сейчас, когда на смену кирпичу, камню, дереву пришли железобетон, крупная панель, сборность, по существу, произошла революция в материальной основе архитектуры, так как решается практически вопрос о машинном производстве домов. А оно требует от архитектора совершенно иных познаний, чем познания Захарова, Казакова, Воронихина и других классиков архитектуры.
 
[...] Пусть это прозвучит парадоксально, но мы должны создать в теории архитектурной композиции новые каноны и закономерности, может быть, иногда и противоречащие классической архитектуре прошлого. Например, раньше понятие «монументальный» было синонимом «тяжелого», а ныне мы всячески добиваемся максимального облегчения веса здания за счет изменения конструкций и материалов,
 
А это в свою очередь вызовет изменения понятий гармонических закономерностей, пропорциональности, метра, ритма, масштаба, симметрии и асимметрии — короче говоря, всего того, что было освящено веками архитектурно-строительного опыта и традиций. Изменится отношение к пространству как фактору композиции.
 
Принципиально иным станет и отношение к классу точности строительства: если раньше были возможны допуски во много сантиметров, то теперь они должны исчисляться миллиметрами и микронами. Лишь тогда резко улучшится качество строительства, которое сегодня вызывает справедливые нарекания.
 
[...] Никогда еще вопрос о творческом содружестве архитектора, скульптора, художника-монументалиста, художника-прикладника не стоял так остро, как он стоит сейчас.
 
Создаются города, реконструируются целые кварталы и районы. Какие возможности открывает хотя бы город-спутник Москвы — Крюково для творческого содружества архитекторов, художников, скульпторов.
 
Предстоит выработать единый социалистический стиль, который пронизывал бы собою все, начиная от общей композиции города, площади, улицы, до квартиры и ее убранства, от статуи, украшающей город, до крючка на вешалке в квартире.
 
Объемная скульптура, барельефы и горельефы, мозаика и майолика, покрывающие стены общественных зданий, росписи и панно, мебель, декоративные ткани, фурнитура и многое другое, что украшает и обогащает быт, должно стать предметом совместных творческих усилий архитекторов и художников.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).