О современных течениях в архитектуре

 

* ЦГАЛИ СССР, ф. 1979, оп. 1, д. 69, лл. 1—19. Это одна из лекций, прочитанных И. А. Голосовым в 20-е гг., в пору обострившейся борьбы за новые формы в архитектуре. Рукопись публикуется впервые.
 
[...] Прежде чем перейти к изложению основ новых течений [...] поделюсь с вами теми скромными мыслями, которые зародились у меня несколько лет тому назад и которые живут и сейчас [...] Я долго занимался вопросами педагогики в области архитектуры. Это время падает на годы моей практической деятельности в МИГИ и во Вхутемасе.
Мною разработан вопрос об архитектурном построении как отдельных масс, так и организмов их, то есть построение групп. [...]
 
[...] Прежде всего следует поставить вопрос, нужна ли какая-нибудь теория построения организмов архитектурных масс? [...] и что за причины заставляют архитектурные элементы организма располагать так, как требуют это условия, то есть не нужно ли к решению данной практической задачи, например постройки, попытаться подойти чисто инженерски? Было бы печально, если бы пришлось признать правильным только такое положение.
Фактически дело обстоит не так, а совершенно наоборот. [...]
 
Культура также отражает свою ценность в архитектурном организме, в его принципе построения. На принцип построения архитектурных организмов от исторических времен до наших дней колоссальное влияние имела религия народа.
 
Зодчий во все времена стремился к художественной организации элементов, придавая большое значение взаимодействию отдельных Элементов. [...] Расстановка отдельных сооружений всегда происходила по определенной системе, часто даже неизвестной зодчему, но неизменно руководившей им. Интуиция здесь играла не последнюю роль.
 
Теперь мне несколько легче разговаривать, потому что в последние три года архитектура определенно сдвинута с мертвой точки и большинство работающих в этой области, главным образом молодежи, пошло по новому, более отвечающему своему назначению пути. Даже часть уже закоренелых [...] зодчих принуждена признать бесспорность некоторых положений, выдвинутых в последнее время. Труднее задача — доказать полную жизненность художественного построения, так как замечается в последнее время полное отрицание некоторыми лицами, правда, никак и никогда не соприкасавшихся с искусством, какого бы то ни было художественного построения в архитектуре. [...] Самое простое — это отрицать, кладя в обнову этого отрицания — зачем? В данном же случае вводится еще и аргумент — нельзя. [...] Происходящий процесс художественного оформления вещей [...] делает искусство строить [...] фактически существующим, как и все другие явления природы.
 
Объективная художественная оценка архитектурного сооружения должна лечь в основу критики. Культурный зодчий не должен уничтожать бессознательно те художественные ценности, которыми приходится пожертвовать по повелению современности. 
 
Художественное сооружение всегда должно быть задумано как часть чего-либо большого, как часть некоторой ситуации. В архитектурном сооружении должна быть заложена двойная жизнь — жизнь искусства и жизнь утилитарии. Чем сильнее эта двойная жизнь, тем больше его общее значение. Ведь и жизнь основана на двух началах — искусстве и утилитарных потребностях. С таким же успехом можно отрицать тогда и музыку, а ну-ка попробуйте, отнимите у человека музыку. Танцы тоже можно отрицать — ведь они забава. А есть ли такая сила, которая могла бы безнаказанно уродовать существо живого человека?
 
Вся теория моя построена в предположении неизменности присутствия художественного начала в архитектурной композиции. Я ни на минуту не сомневаюсь, что присутствие этого начала в архитектурном сооружении есть квинтэссенция этого сооружения.
 
Высказывая эту мысль, я под термином «художественное начало» разумею многие исходные как формальные так и рациональные, не исключая и чисто украшательские моменты.
 
Принцип художественного построения неизменно присутствует при всяком архитектурном сооружении и частью захватывает и инженерные сооружения. Этот термин основан на рациональности и художественной необходимости.
 
Под термином рациональность в данном случае я понимаю строительную целесообразность построения с экономически-утилитарной стороны. Под термином художественная необходимость я понимаю целесообразное выявление существа сооружения, его положение, Зависимость как элемента в организме нескольких сооружений.
 
Все исходные точки при композиции как-то: зависимость его от улицы, площади или рельефа местности, отношение площади основания к высоте, формы проемов сооружения, различных утилитарных [...] элементов и т. п. — есть задачи (которые подлежат) решению как художественно необходимые. Конечно, решения этих задач в одном и том же случае могут быть различными в зависимости от индивидуальности решающего их, а также и от степени мастерства и художественной сознательности его.
 
Все это высказано мною потому, что в последнее время некоторых зодчих, а главным образом учащуюся молодежь, захватила мания отрицания искусства вообще и архитектуры в частности. Появляются мысли, что только то сооружение хорошо, которое построено по принципу [...] конструктивной необходимости, без всякой заботы о форме сооружения, как вышло само, так, значит, и хорошо. Несомненно, что такой взгляд мог зародиться у субъекта, никак не соприкасавшегося с архитектурой и не имеющего о таковой ни малейшего представления [...]. Нельзя оспаривать, что в данном случае необходимо придерживаться художественного творчества, так как придется выбирать из нескольких, равно достигающих в утилитарно-экономическом смысле решений, — одно, наиболее художественное. Да и вообще я должен буду сказать, что почти всегда художественное творчество приготовляет нам наилучшие решения и технических вопросов. Каждое архитектурное сооружение воспринимается прежде всего как масса, поэтому вопросы, связанные с восприятием архитектурных масс, должны быть уяснены художником прежде всего. Всякий архитектурный организм, составленный из отдельных масс, воспринимающему кажется как совокупность этих масс, а если так, то эта совокупность говорит о той или иной системе, заложенной в его построение. Элементы, поставленные вне какой-либо зависимости и сочетании, не имеющем никакой системы, изображают хаос. Противопоставленность хаосу есть тот или иной порядок, а если порядок, то и ритм его. [...]
 
За хаосом нельзя, конечно, признать художественной природы, ибо хаос всегда рождается из отрицательных элементов жизни, из неорганизованной деятельности. Отсюда заключение: ритм есть одна из главнейших основ художественного действия.
 
Всякий организм, составленный из отдельных элементов, художествен, коль скоро в нем присутствует ритм — организация элементов в архитектурно-пространственном отношении. Искусство может отрицать только односторонне развитый индивидуум. Путем постепенного отрицания можно дойти до абсурдных выводов. Жизнь наша коротка и однообразна, конец ее — смерть, и если так, то зачем жить? естествен ответ — не жить!
 
Очевидно, что вопрос поставлен неправильно, и вообще он, по существу, поставлен быть не может, коль скоро существует факт этой жизни. Это подтверждается тем обстоятельством, что человечество себя не убивает, а, наоборот, борется за жизнь.
 
Искусство — это одно из слагаемых жизни человечества, без искусства не может быть существования, как не может быть годным часовой механизм, если из него удалена одна из составных частей.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).