Город, улица, площадь

 

[...] Война и революция произвели коренную ломку социальных основ русской жизни и выдвинули на первое место вопросы будущего возрождения страны [...] По пути общего восстановления народного хозяйства — улучшение жилищных условий и связанное с этим широкое развитие у нас гражданского строительства должно явиться важнейшей задачей, и на первых же порах увеличения материальных ресурсов страны государство должно будет уделить этому вопросу все свое внимание [...] Обеспечение нормальным, вполне благоустроенным жилищем трудящихся, естественно, должно у нас получить первостепенное значение. [...]
 
Дальнейшее необходимое развитие децентрализации городского населения, связанное и с образованием новых промышленных центров и с вынесением фабрично-заводских предприятий из городов в пункты, расположенные близ места добычи сырья, вызовет широкое проявление строительства вне черты нынешних городов и приведет к созданию благоустроенных рабочих поселков.
 
[...] Мы должны будем [...] перейти к усвоению [...] совершенных форм градостроения [...] Огромное значение должно иметь создание хорошего жилища для рабочих как первой ступени к действительному улучшению условий жизни трудящихся, как первый шаг по пути укрепления хозяйства страны и поднятия ее производительных сил.
 
[...] При рассмотрении образцового рабочего жилища мы не можем ограничиваться лишь анализом условий для такового жилища в узком смысле этого слова — как отдельного дома или даже отдельной усадьбы, — а должны расширить его до понятия населенного места, включив в свою тему все вопросы поселкового строительства до постройки так называемых городов-садов включительно [...] В настоящее время было бы правильно рассматривать задачу архитектора, проектирующего отдельное здание, будь то жилище или здание общественного или государственного назначения, лишь как разрешение частного вопроса более общей задачи по созданию целого связного комплекса [...] для образования населенного места — поселка, пригорода или целого нового города, объединенного одной общей архитектурной идеей, удовлетворяющего всем требованиям общежития. Несмотря на то, что города-сады существуют еще недавно, их преимущества, прежде всего в отношении гигиеничности, перед старым городом уже неоспоримо установлены. И, как нам кажется, уже недалеко то время, когда идея создания для рабочих поселков-садов будет правильно усвоена и найдет широкое применение у нас в Советской России. В этой именно форме, по нашему мнению, должен найти лучшее и верное решение все более обостряющийся у нас жилищный вопрос *. [...]
 
* Из кн. «Рабочий дом и рабочий поселок-сад» (М., Государственное техническое издательство, 1922, стр. 5, 6, 189—191, 250—251).
 
 
1966—1967 гг.
 
[...] В 1943—1946 годах по поручению Правительства мной был составлен проект восстановления г. Севастополя. Сразу после того как из Севастополя были выбиты последние фашистские войска, мы ездили туда и застали город, можно сказать, еще дымящимся от происходивших в нем боев [...] Все значительные здания были разрушены, почти половина жилых домов представляла руины. Задача призвать к жизни эти развалины, превратить их в прежний разумный, прекрасный город, эта задача казалась исключительно трудной. Нужно было постепенно и последовательно выяснить, что осталось от прежнего Севастополя, что для нового города будет наиболее важным и первоочередным. Тем временем в разрушенный Севастополь стали просачиваться прежние жители. Все возраставшие потоки прежнего населения начали предъявлять свои требования; их необходимо было удовлетворить [...] Восстановление уже трепетавшего новой жизнью города было несравненно труднее, чем составить проект нового города на новом месте. Необходимо было учесть также особый характер города, который всегда был форпостом обороны на южной границе нашей страны. Составленный нами генеральный план г. Севастополя положен в основу осуществляемого восстановления города-героя. Очень важным в этом утвержденном проекте я считаю запроектированную нами обнимающую главную часть города кольцевую улицу, а также решение входящих в нее главных магистралей города (Нахимовского проспекта, городской Приморской площади и др.)- Все исторические места этого замечательного в нашей отечественной истории города мы постарались по возможности сохранить. Важным и новым было открытие всех набережных, прежде сплошь застроенных с обеих сторон, лицом к великолепным бухтам и открывшемуся гористому рельефу окружающего ландшафта.
 
Не все предложенное нашим проектом, конечно, было осуществлено и не осуществляется в натуре, например, новая панорама первой и второй оборон Севастополя или широко задуманное комплексное решение городского мыса, выходящего к морю. Однако можно уже с уверенностью сказать, что новый Севастополь будет в целом [...] во многих отношениях лучше прежнего [...] Здесь уместно будет отметить одно досадное, как мне кажется, обстоятельство. Зачастую так бывает в нашей практике: одобренный проект сооружения, принятый к исполнению, неожиданно и незаметно начинает исправляться, меняться и, наконец, вырождается в сооружение, очень мало похожее на первоначальное [...] заменяется другим и, нередко, менее удачным [...] Многие серьезные промахи в нашем уже осуществленном строительстве можно объяснить этой вредной практикой. [...].
 
 
1940 г.
 
[...] Архитектура должна возникать в неразрывной связи с природой. В архитектуре города естественный рельеф и надлежащий учет его архитектором имеет решающее значение [...] Архитектура не должна спорить, не должна входить в коллизию с природой, а должна дополнять последнюю, заканчивая ее, как уместно выбранная деталь. Этому учат нас все выдающиеся по красоте своей общей панорамы старые города. Нужно, чтоб новая социалистическая Москва не утратила бы своих природных живописных, панорамных качеств. Необходимо, чтоб в новой архитектуре нашей столицы были учтены все главные точки зрения, с которых можно воспринимать общую картину города и отдельных его крупных частей. Мне кажется, что на эту сторону дела пока еще не обращено должного внимания. Именно этим объясняется ряд крайне досадных промахов. Если посмотреть со стороны главного входа гостиницы «Москва» в сторону новой Ленинской библиотеки, то можно убедиться, что при постановке огромной призмы книгохранилища мало думали об общей панораме этой части города.
 
Если архитектура отдельных улиц еще не определяет архитектуры города в целом, где решающими моментами являются законы восприятия ландшафта, то архитектура отдельных зданий также не является решающей для впечатления от магистрали. Невский проспект в Ленинграде и сейчас еще может служить лучшим примером прекрасной городской улицы. Однако большая часть отдельных домов на этом проспекте довольно заурядной архитектуры, а отдельные ленинградские ансамбли, расположенные в зоне проспекта, не воспринимаются, когда смотришь вдоль улицы. Характерная красота этого проспекта заключается в его прямизне, совершенной одновысотности застройки, ритмичном членении и в превосходно подобранном соотношении между шириной улицы и высотой застройки. Вот что главным образом определяет выражение этой улицы. Конечно, наличие на этом проспекте ряда выдающихся памятников архитектуры имеет также огромное значение при общей его оценке, но все же основную роль, по нашему мнению, здесь играют ритм, пропорциональность и единство общего решения.
 
Мне кажется, что у нас при проектировании новых улиц уделяется гораздо меньше внимания этим общим проблемам архитектурной композиции улицы, нежели архитектуре отдельных домов, составляющих улицу, и тем или иным деталям обработки фасадов [...] Мы застраиваем части ответственной магистрали, не решив и даже не зная, каково будет их продолжение; застраиваем середину квартала, оставляя на будущее решение угла, или фиксируем угол, выходящий на площадь, не имея даже приблизительного проекта всей площади. Все это может крайне осложнить ту задачу целостной архитектурной организации площадей, магистралей, набережных, парков, которую выдвигает Правительственное постановление о Генеральном плане реконструкции Москвы (1937 года).
 
Очень серьезное [...] внимание необходимо обратить на планировку и правильную застройку площадей и глубоких карманов на новых магистралях. Эти места, как правило, следовало бы отводить под значительные, свободно поставленные общественные или правительственные сооружения [...] Именно общественные или правительственные сооружения, размещенные на городских площадях и в просторных карманах магистрали, в сочетании со спокойной архитектурой жилых домов могут образовать полноценные архитектурные ансамбли *. [...]
 
* Из статьи «О живописности  улиц». — Журнал «Архитектура  СССР» 1940 № 4, стр. 36—37.
 
 
1934 г.
 
[...] В деле архитектурной планировки особое значение имеют узлы пересечения основных  магистралей движения.  Эти узлы образуют городские площади [...] Старые площади Москвы тесны, неправильны по конфигурации; архитектура большей части этих площадей, не считая, конечно, Красной площади, совершенно незначительна, провинциальна. Таким образом, эти площади ни в каком отношении не отвечают современным требованиям столицы Союза [...] Значение площади определяется занимаемым ею местом в плане города и характером или тематикой площади [...] Площади в большом городе представляют место, где томительное впечатление от длинных улиц перебивается впечатлением раздвинутых стен, архитектурного простора и архитектурного разнообразия *. [...]
 
* Из статьи «Архитектура городской площади». — Журнал «Архитектура СССР, 1934, № 2, стр. 10. Три площади — площадь Дзержинского, Сухаревская площадь, площадь Коммуны.
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).