О масштабе

 

[...] Надо видеть человека и делать для него. Отсюда проблема масштаба и десятки других проблем. [...]
 
[...] Если вам хочется рядом с вашим фасадом поставить человека размером в золоте по отношению к нормальному (2 м 80 см), то такое здание будет иметь героический масштаб. Таков Парфенон, чьи ступени высотой 20 см.
Зная это и добиваясь героического масштаба, проектируйте, рассчитывая на человека 2 м 80 см.
 
Если рядом с вашим фасадом хочется нарисовать человека гораздо меньшего, чем он есть, то это здание будет иметь подавляющий масштаб, как Баальбек *. И человек (детали для него непосредственно будут малы и жалки — ступени Баальбека 11 см) почувствует себя «сукиным сыном».
 
* Баальбек (греч. Гелиополис, «Город Солнца») — некогда один из богатейших городов Сирии, в 1759 г. опустошен землетрясением. С 1900 г. в нем производятся  раскопки.  Из оставшихся на его месте развалин замечательны построенные Антонием Пием из колоссальных гранитных блоков три храма; колонны рама достигают 20 м высоты, колонны другого храма — 7 м в окружности.
 
Если же вам захочется нарисовать человека той же высоты, что в жизни, то это будет будничный масштаб, без приподнятности, без возвышенности. [...]
 
Почему часто плох маленький цоколь в один этаж. Когда смотрите на дом с расстояния, то воспринимаете его в последовательности: землю (по количеству больше всего), потом большое членение, потом верхнее членение — самое меньшее. Получается постепенность. Маленький, в один этаж цоколь перебивает это спокойное восприятие здания, а ведь мы всегда воспринимаем здание снизу вверх. 
 
Можно делать маленький цоколь, но тогда он должен относиться к земле, сливаться с ней, как подий *. [...]
 
* Из «Бесед с аспирантами».
 
 
[...] В курватурах Парфенона (необычайного сооружения архитектуры, не имеющего ни одной вертикали и ни одной горизонтали, — сооружения, в котором все сделано наклонно, конкавно и конвексно — для того, чтобы казаться прямым и вертикальным) нашло свое пластическое выражение приписываемое Протагору * положение школы софистов: «Человек — мера всех вещей» *. [...]
 
* Протагор из Абдеры, греческий софист, жил приблизительно в 480—410 гг. до н. э., изучал древнейших ионических философов, особенно Гераклита, а также риторику и грамматику. В 443 г. был послан Периклом с аттическими колонистами в Турин, чтобы составить законы этого города. Как учитель и оратор — блестящее явление; своим утверждением, что «человек есть мера всех вещей — сущих в их бытии и несущих в их небытии», отрицал общеобязательность знания и проповедовал крайний субъективизм. Вызвал возражение Сократа и его учеников (особенно Платона). Заявил, что ничего не знает о богах «по неясности предмета и краткости человеческой жизни». Был изгнан из Афин как безбожник.
 
* Из кн. «Об архитектуре», стр. 14.
 
[...] Масштаб целого и деталей. Масштабность сооружения определяется тремя моментами: отношением всего сооружения к человеческому росту, отношением к пространству, окружающему сооружение или находящемуся перед ним, и, наконец, отношением абсолютных размеров всего сооружения к привычным и оптимальным размерам его элементов. Поэтому впечатления масштабности нельзя достигнуть пропорциональным увеличением или уменьшением в большом или малом здании тех элементов, которые мы в нашем представлении привыкли связывать с определенным размером. Так, например, доведение до гигантских размеров нормального фасада трехэтажной виллы, допущенное при постройке храма Петра в Риме, или при уменьшении темы ордера в Темпьетто Браманте оказываются абсурдными как по отношению к пространству, так и по отношению к человеку.
 
Соотношение элементов между собой и их моделировка меняются в зависимости от величины и среды. Это не значит, что некоторое преувеличение невозможно. Примерами такого архитектурно правильного преувеличения могут служить лучшие памятники прошлого (например, палаццо Пикколомини в Пиенце, Арсенал в Кремле, провиантские склады Жилярди *), причем такому преувеличению сопутствует чрезвычайно тонкая моделировка деталей, подчеркивающая масштабность этих сооружений. Но в случае очень большого размера всегда должна вводиться какая-то величина соизмерения с человеком, например нормальная дверь рядом с большим порталом, показывающая его большой размер и помогающая его воспринять. [...]
 
* Дементий (Доменико) Иванович Жилярди (Джилярди) (1788, близ Лугано, 1845 там же) — русский архитектор, итальянец по национальности, представитель классицизма первой трети XIX в. Строил разнообразные городские здания, сыгравшие большую роль в формировании  архитектурного облика Москвы после пожара 1812 г. В постройках усадеб проявил себя блестящим мастером садово-парковой архитектуры.
 
[...] Моделировка деталей и пропорциональность. Изучение памятников архитектуры показывает, что чем крупнее сооружение, тем мельче моделированы его детали, причем тонкость моделировки возрастает снизу вверх от цоколя к карнизу. Наоборот, чем меньше сооружение, тем деталь его грубее и менее моделирована. Одним из основных условий гармонического решения архитектуры здания является соблюдение такого пропорционального построения, при котором все соотношения здания, отношение общей его длины к высоте, соотношение между горизонтально делящими тягами, проемами и простенками, горизонтальный шаг простенков и расстояние между этажами, детали тяг, карниза, балконов, наличников и сами детали в себе находились бы в единой пропорциональной зависимости. [...]
 
* Из статьи «Проблемы фасада жилого дома».
 
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).