Архитектура театрального здания

 

* Из статьи «Архитектура театрального здания». — «Архитектурная газета», 1935, 12 февраля. Творческая дискуссия в Доме архитектора по вопросам архитектуры театрального здания. Доклад А. В. Щусева.
 
Современный советский театр, по всеобщему признанию, занял ведущее место во всем мире. Поставив перед собой совершенно иные цели и задачи, заняв важнейшее место в общем культурном и политическом росте страны, театр совершенно изменил свое назначение.
 
Наша практика показала отставание архитектурных решений от требований и запросов времени, несоответствие театрального здания новым режиссерским стремлениям и замыслам. Дело в том, что проблема театрального здания оказалась для нашего советского архитектора совершенно новой; за последние 30—40 лет, предшествующих эпохе развернутого социалистического строительства, театры почти не строились. У архитектора не оказалось необходимого опыта театрального строительства вообще, а тем более опыта, который помог бы ответить новым стремлениям советского театра.
 
Основной театральной античной формой был амфитеатр и круглая сцена. В XVI веке знаменитый итальянский архитектор Палладио талантливо возродил античное устройство театра, сделав сцену с тремя арочными воротами и с пятью расходившимися в перспективе улицами (театр Олимпико в Виченце). Так зародилась иллюзионная сцена, которая после Палладио развивается, видоизменяется, получает занавес, авансцену, трюмы и т. д., создавая возможность для полного иллюзионного воспроизведения натуры.
 
В дальнейшем, обогащаясь техническими усовершенствованиями, световыми эффектами, декорациями и пр., глубинная иллюзионная сцена дошла до полного совершенства, представляя максимум выразительности для театрального представления. Но вместе с ее развитием росли сомнения в необходимости глубинной сцены.
 
Ряд театральных режиссеров выдвинул проблему уничтожения глубинной сцены, возражая против ее свойств, принижающих, затушевывающих актерское мастерство.
 
Это положение отразилось на многочисленных решениях проектов ряда конкурсов последнего времени. При помощи множества технических усовершенствований сцену стали приспосабливать для сложных массовых театральных действий.
 
Наиболее распространенный тип зрелищного сооружения, доставшегося нам в наследство, — это дворцовый многоярусный театр с аристократическими ложами, удобными для демонстрирования туалетов заполнившей зал праздной публики. Театральное здание такого типа получило наибольшее распространение после постройки парижской оперы, тоже театра дворцового типа с максимальной для того времени механизацией.
 
Впоследствии гегемония театрального строительства перешла из рук французов в Германию. Немецкие архитекторы в течение 35 лет конца прошлого века выстроили более двухсот театральных зданий не только в Германии, но и в других странах. Одним из примеров Этого периода театрального строительства, для которого характерна насыщенность барочными формами, является Одесский театр. Таково театральное наследство, доставшееся предвоенной Европе.
 
Насыщенность театральными зданиями полностью приостановила перед войной новое строительство. Естественно, что теперь, особенно в условиях Советского Союза, понадобилась ревизия старых форм театральной архитектуры. Однако советский архитектор, столкнувшийся с проблемой архитектуры театрального здания, располагал историческими данными развития античного классического театра, итальянского театра, западного театра, но не имел своего личного опыта. Положение усугублялось отсутствием специальной проектной организации, а отсюда и постоянных кадров специалистов. Тот небольшой опыт, который имеется, раздроблен и не обобщен.
 
Большие достижения техники последнего времени делают поиски новых театральных форм чрезвычайно благоприятными. Театр впитывает в себя все технические усовершенствования оптики и акустики.
 
Но со всей очевидностью можно заключить, что в современном театральном здании нельзя обойтись без ярусов. Их размер и количество диктуется прежде всего расстоянием от портала сцены до наиболее удаленного зрителя. Только неверно понятой идеей демократичности можно объяснить появление единого амфитеатра *.
 
* Эта мысль высказана Щусевым в тот период, когда он разрабатывал свой вариант здания театра им. Мейерхольда.
 
Размер театра диктуется его специализацией. Вопрос вместимости зрелищного сооружения получил у нас несколько нездоровое преломление. Как следствие гигантомании стали строить театры на 3— 4 тысячи мест, совершенно без учета специализации и иногда даже просто игнорируя несоответствие проектной вместимости и возможности заполнения зрителем.
 
В основном у нас строились и проектировались три типа театральных зданий. Первый тип — театр с глубинной сценой итальянского типа с техническими усовершенствованиями (таковы строящиеся театры Красной Армии в Ростове-на-Дону, в Иваново-Вознесенске). Второй тип — предполагающий все виды театрального искусства. Третий тип — экспериментальный театр — театр Мейерхольда. Мейерхольд, Пискатор, Охлопков вводят актеров в зрительную массу или окружают ее действием. Архитектор должен признать реальность этой концепции, по мысли режиссеров, наиболее вовлекающей зрителя в представление. [...]
 
Нельзя забывать также, что театр должен быть живописен и праздничен. Архитектура его должна быть обогащена скульптурой и живописью. Наружная архитектура должна быть величественна, украшая городской ансамбль монументальностью форм, скульптурой и архитектурно проработанными деталями. Театральное строительство требует организации, снабжающей высококачественными стройматериалами и архитектурными деталями. Лучший к мире театр с его блестящими кадрами актеров, режиссеров и театральных художников еще ждет достойного архитектурного решения.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).