Предисловие к книге «Постройки Баухауза в Дессау»

(«Bauhausbauten Dessau», München, Albert Langen, Bauhausbücher, N 12, 1930).
 
Эта книга — последняя из серии книг издательства Баухауза. Она вышла через два года после ухода В. Гропиуса из Баухауза, в то время, когда Г. Майер уже собирался переезжать в Советский Союз, а руководство Баухаузом переходило в руки Людвига Мис ван дер Рое, одного из тогдашних руководителей Немецкого Веркбунда. Поэтому оценка Баухаузу, данная В. Гропиусом сразу после его ухода, представляет значительный интерес. Впоследствии, во времена лондонской эмиграции, В. Гропиус еще раз повторил ее в книге «Баухауз и новая архитектура».
 
Перевод дается с некоторыми сокращениями.
 
Первые практические результаты Баухауза по воплощению провозглашенных им идей демонстрировались на выставке 1923 г. в Веймаре. Она называлась «Искусство и техника. Новое единство» и вызвала большой общественный резонанс вокруг этого института, выдержавшего натиск с разных сторон. Его идеи получили распространение, развитие и различное толкование.
 
Несмотря на все это, нам еще предстояли тяжелые времена. Ввиду угрозы закрытия со стороны ничего не понимающего и вообще враждебного к нему правительства руководство и Совет мастеров Баухауза в рождественские дни 1924 г., предупреждая разгон института, публично объявили о роспуске Баухауза, сознавая свои силы и авторские права. Несмотря на все оценки тех лет, этот шаг оказался единственно верным. Духовная борьба, которая усилилась с приходом в Баухауз таких мастеров, как Лионель Файнингер, Василий Кандинский, Пауль Клее, Герхард Маркс, Ладислав Моголь-Надь, Георг Мухе, Оскар Шлеммер (И. Иттен и А. Шрейер ушли несколько раньше), нашла отражение и в среде учащихся, проверяла каждого человека. В знак солидарности учащиеся также заявили правительству о своем согласии с мастерами и руководством, объявив о своем уходе из Баухауза. Акция закрытия Баухауза вызвала широкие отклики в печати и решила его судьбу. Различные города — Дессау, Франкфурт-на-Майне, Хаген, Мангейм, Дармштадт — обратились с предложением о переводе к ним Баухауза. Дессау находится в самом центре среднегерманского бассейна бурого угля и отличается все расширяющимися экономическими возможностями — в связи с широкой деятельностью обербургомистра Гессе. Это дало повод перевести Баухауз именно сюда. После истечения договоров в Веймаре мастера и учащиеся весной 1925 г. перебрались в Дессау и начали постройку нового здания Баухауза. Власти Тюрингии выдвинули ряд претензий к названию «Баухауз», и правительство земли Анхальт основало новый институт с названием «Баухауз в Дессау. Высшая школа формообразования». Городское управление на деле проявило заинтересованность в Баухаузе; оно одобрило мои планы строительства нового здания института со специальным общежитием для учащихся и семи отдельных домов для мастеров, а также передачу в мои руки руководства этим строительством, которое одновременно оказывалось и желанным практически полем для работы мастерских.
 
* Свидетельством характерных суждений, выдвигаемых противниками Баухауза, является следующее заключение одного из специалистов на страницах «Baugilde»: «Никто в действительности не убивает Баухауз! Он сам себя убивает... Должны ли мы вообще открывать сейчас в Германии новые школы, где будут культивировать таланты, занимающиеся интересными мелочами для зажиточных слоев? Должны ли мы допустить, чтобы молодые люди пополняли наши так называемые художественные круги, отличающиеся новым художественным самообразованием, которое губит даже людей работающих?» 
 
Основные положения Баухауза, особенно учебные, характерные для времени переезда из Веймара, были тщательно пересмотрены. После этого шесть человек из окончивших Баухауз — Йозеф Альберс, Герберт Байер, Марсель Брейер, Хиннерк Шепер, Йост Шмидт и Гунта Штольц — были переведены в Совет мастеров. В организационной работе активное участие приняли представители студенчества. Начатые еще в Веймаре акции укрепления их социального влияния были расширены. Были еще больше упрочены связи с промышленностью, и мастерские получили характер проектно-экспериментальных мастерских, где разрабатывались серийные образцы для промышленности. Строительный курс тоже расширился благодаря введению целого ряда новых дисциплин и упрочению связи с основным и формальным курсами, этими артериями всей деятельности Баухауза, обретя новые живые импульсы. Тем временем в течение одного строительного сезона было закончено новое здание Баухауза, и в декабре 1926 г. мы организовали новую выставку, на которой было много гостей из Германии и из-за границы.
 
Единая форма выражения, характерная для нашей продукции, несмотря на различие индивидуальных особенностей ее создателей, была результатом развития содружественного духа Баухауза, который смог покончить с эстетико-стилизованными формами старого типа. Серия «книг Баухауза», журнал «Баухауз» и доклады на «вечерах Баухауза» были начаты уже в Веймаре, они давали постоянную пищу для решения целого ряда проблем, которые спасали нас от академического обмеления. Одновременно мы боролись против подражательства, против ошибок, которые встречались в продукции и в строительстве нового времени тогда, когда их авторы пытались присоединиться к «стилю Баухауза» и угрожали опошлением продуманной главной цели Баухауза. Цель Баухауза заключена не в создании какого-либо «стиля», системы, догмы или канона, она не в рецепте или в моде! Его деятельность останется животворной постольку, поскольку она не связана с какой-то определенной формой, а ищет выражения духа жизни в постоянно меняющихся формах!
 
Как первый в мире институт подобного рода, Баухауз уделял много внимания антиакадемическому духу обучения. Чтобы его идея могла победить, руководство обязано перенимать эту эстафету, эту вахту, основанную на творческом воображении и постижении действительности. Но «баухаузстиль» мог бы привести к застою, к отторжению от жизни, только в борьбе с этим может существовать Баухауз. И он должен выстоять!
 
Когда весной 1928 г. перед лицом новой борьбы я покинул Баухауз, чтобы снова обратиться к архитектурному проектированию, идея Баухауза уже была достаточно устойчива. Первая и тяжелейшая часть его задачи была выполнена.
 
 
 

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).